« Ноябрь, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Целостность Руси: новое прочтение

Святослав первый получил не скандинавское имя. Описка.

ярусский

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите пожалуйста причину конфликта

полина

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите причину конфликта

полина

Правда истории: вермахт, как и СС, массово убивал и насиловал

Для фашистского ублюдка вроде тебя, Сталин , конечно, хуже.

Сын Сталина

Северный морской путь не должен стать ареной конфликтов

Слава героям. Авжеж з Нiмеччини так добре бачити, що там на Пiвднi?

Igor

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Если бы было с чего сходить!

Роланд

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Весело там у вас)

Александр

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Мы прикалываемся, а те с ума сходят)

Александр

«Бурите, Shell, бурите», или мнения специалистов о добыче сланцевого газа в Украине

О некоторых специализированных аспектах возможной добычи сланцевого газа в Украине мы беседуем с Игорем Евгеньевичем Массаловым, председателем Фонда «Честь и достоинство», депутатом Харьковского областного совета V созыва, который собрал всеобъемлющие сведения по этому вопросу среди ведущих специалистов Харьковской области, работающих сфере бурения скважин и добычи углеводородов.

— Существуют ли отличия в особенностях залегания сланцевого газа на Юзовском участке по сравнению с условиями в США?

Зона залегания имеет огромное значение. Не только с точки зрения затрат на бурение по глубине, но и сточки зрения насыщенности коллекторов — насыщенности этой зоны газом. В США сланцевый газ залегает на незначительных глубинах до 2000 м, и месторождения расположены на равнинной местности, что создает равномерное распределение газоносной породы. В Харьковской области сланцевый газ залегает на глубинах 3−4 тыс. м, местность здесь холмистая. Это означает, что газоносная порода может быть расположена неравномерно, а, значит, эффективность метода гидроразрыва здесь будет значительно ниже — трещины, образующиеся после него, могут уходить в «пустую породу». По этой причине и так небольшой срок службы «сланцевых» скважин будет еще меньше — около года. Большая глубина залегания так же имеет значение и влияет на увеличение стоимости бурения скважин.

— Какое значение имеет продолжительность жизни скважины?

Это важнейший аспект. Жизнь скважины по добыче традиционного газа может достигать 20−25 лет. В Украине есть такие месторождения, где скважины, как говорят специалисты, «дышат». Это значит, что они дают около 10−20 тыс. куб. м в сутки. Их работоспособность поддерживается с помощью специальных средств. Конечно, если бы у нас сейчас был уровень добычи, как в СССР, такие скважины никто не поддерживал бы. Но в наших условиях они имеют некоторое значение. Но жизнь скважин сланцевого газа значительно меньше — 1,5−2 года. При этом за год добыча может падать от 150 тыс. куб. м до 8−10 тыс. куб. м в день. Разумеется, при таких параметрах вообще возникает вопрос, а окупиться ли хотя бы само оборудование скважины?

При этом для добычи сланцевого газа требуется значительно большее количество скважин, чем для добычи традиционного газа. С учетом того, что у нас сланцевый газ залегает на значительно большей глубине, чем в США, придется бурить эти скважины на глубину до 4 км. По отечественным технологиям оборудование одной такой скважины для традиционного газа обойдется примерно в 6 млн долл. Даже если предположить, что такая скважина будет работать без понижения дебета и давать 200 тыс. куб. м. в день, это получиться 6 млн. куб. м в месяц. Но имеет ли такое количество газа какое-то значение для украинского государства в нынешних условиях? И сколько таких скважин придется пробурить, учитывая, что в реальности их дебитность резко падает, чтобы хоть как-то поправить дела в газовой сфере?

Например, завод Малышева, когда работал в полную мощность, потреблял около 40 млн. куб. м газа в месяц. Авиационный завод со своим жилищным комплексом сегодня потребляет около 5 млн. куб. м газа в месяц. Для того, чтобы нам добыть хотя бы 1 млрд. куб. нам необходимо будет просверлить очень большое количество короткоживущих скважин. И целесообразность такого проекта находится под очень большим вопросом для любого специалиста, который разбирается в этой сфере.

— Если обратиться к опыту США, какое количество скважин необходимо пробурить, чтобы выйти на действительно значимые объемы?

На примере месторождения Barnett Shale, расположенного на севере Техаса, известно, что для добычи 20 млрд. куб. газа в год потребовалось оборудование 6 тыс. скважин. Это при том, что на этом месторождении газ залегает в максимально благоприятных условиях на глубине от 500 до 2000 м. Кроме того, среднесуточный дебит скважины на этом месторождении сейчас составляет всего 6 тыс. куб. м, что говорит о крайне низкой эффективности добычи сланцевого газа даже в столь благоприятных условиях.

Таким образом, для сколько-нибудь значимой добычи сланцевого газа необходимо бурение тысяч и даже десятков тысяч скважин. И это при том, что за последние годы украинскими специалистами в эксплуатацию сдано всего несколько десятков скважин.

— Вы указали стоимость оборудования скважины для традиционного газа. Существуют ли факторы, по которым стоимость скважины для сланцевого газа может быть значительно больше?

Безусловно, такие факторы, существуют. Ведь это цена при осуществлении работ украинскими специалистами с помощью отечественных материалов и техники. Но по отечественным технологиям невозможно будет оборудование скважины для сланцевого газа. И связано это с тем, что данная скважина используется для осуществления гидроразрыва. А это колоссальное давление, которое оказывается на эту конструкцию. Смесь воды, песка и химикатов для этих целей нагнетается в скважину под огромным давлением до 1500 атмосфер. Специалисты уверенно утверждают, что у Украины нет таких технологий, чтобы оборудовать скважину по таким параметрам. Здесь возможно использование только импортных технологий и материалов, а это приведет к значительному удорожанию работ.

В Украине не производятся колонны, которые выдержали бы давление в 1500 атмосфер. Между колонной и землей существует межколонное пространство, которое должно быть серьезнейшим образом зацементировано. Туда под давлением закачивается специальный цементный раствор. Причем, цементов такого качества, который необходим для такой специфической скважины, мы так же не производим. А цементаж межколонного пространства должен быть очень хорошим — в ином случае газ вообще не будет идти или на определенном этапе может вырваться в межколонное пространство и скважина горит. При этом выброс газа происходит под гигантским давлением около 900 атмосфер.

Для оборудования скважин по добыче традиционного газа в Украине существуют технологии цементажа, но специалистов, которые могли бы делать это на высоком уровне у нас практически нет. Это огромная проблема — из 10 скважин у 5−6 есть заколонные выбросы. Такие скважины останавливаются для осуществления ремонта. Таким образом, при осуществлении этих работ необходимо будет закупать обсадные трубы, специальные растворы цемента, доставлять оборудование для осуществления цементажа.

Кроме того, у нас нет компрессоров, которые позволяли бы осуществлять гидроразрыв под давлением в 1500 атмосфер. Такие компрессоры существуют только у нескольких стран, в том числе, у США, Норвегии, Японии и некоторых других.

По этим причинам можно уверенно предположить, что оборудование скважин для сланцевого газа будет обходится значительно дороже, чем для газа традиционного. И, конечно, никак не уложиться в 6 млн долл., как при использовании отечественных технологий. Но тогда по всем расчетам возникает вопрос, удастся ли при известной малодебитности «сланцевых» скважин вообще окупить их бурение и эксплуатацию?

— Основная экологическая опасность при добыче сланцевого газа — загрязнение грунтовых вод используемыми химреагентами. Каков механизм этого явления?

Часто приводят довод, что гидроразрывы проводятся на больших глубинах, а грунтовые воды находятся в горизонтах до 400 м. Но вся земля пронизана микро и макроартериями. Грунтовые воды присутствуют практически на всех глубинах. И все они соединены между собой. Так или иначе, опасность попадания химреагентов в питьевую воду огромная. При гидроразрыве вода с реагентами давит на зону перфорации с огромным давлением, но при этом совершенно не известна структура зоны, на которую происходит это давления, поэтому последствия совершенно не предсказуемы.

Кроме того, если бурение скважин будет производиться отечественными буровыми предприятиями по технологиям 50−60-х годов прошлого века, скважины с большой вероятностью будут негерметичными. Это создает угрозу перетоков газа и жидкости в вышележащие водоносные пласты. Таким образом, технические жидкости могут попасть в подземные горизонты с питьевой водой, расположенные значительно выше окончательной глубины бурения.

Возможно, этот риск удастся минимизировать, если к данным работам будут привлечены зарубежные буровые компании с полным использованием их материалов и технологий. Но и такая перспектива выглядит весьма сомнительной. Учитывая огромное количество скважин и практически полное отсутствие ответственности по договору перед государством, маловероятно, что компания Shell будет досконально соблюдать дорогостоящие стандарты. Поэтому данный вариант загрязнения грунтовых вод остается наиболее вероятным.

В целом же в связи с вышеприведенными фактами, само осуществление проекта компании Shell в украинских условиях выглядит крайне сомнительным. И самый вероятный исход этого «предприятия века» — закопанные в украинскую землю многомиллионные инвестиции и ядовитые химикаты, отравляющие питьевую воду.

Просмотров : 4028   Комментариев: 7

Автор: Михаил Михайлов

Дата публикации : 05 декабря 2013 01:00

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ