« Апрель, 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Украина вступила в эпоху межолигархических разборок

падение в пропасть продолжается, поиски дна идут успешно.

Луганский слесарь

Максим Пишенин из СБУ – палач Николаева и опора киевского режима

Я бы этому уроду за своего отца башку лично оторвалбы.

Игорь

Куда идёт Казахстан – в прошлое или будущее?

Было лучше если бы Казахстан россия

Елена Земцова ветрова

Куда идёт Казахстан – в прошлое или будущее?

Было бы лучшеесли

Лена земцова

Очередной гетманский угар на Украине закончится плохо

Я и не спорю, согласен. Но сейчас что делать?

Ford

Кладбищенский путь современной Эстонии

Venemaa kokkuvarisemine Eesti elab

Anatoli

Кладбищенский путь современной Эстонии

нацистские бобезьяны, вот что мы думаем!

Мариупольский десант

Очередной гетманский угар на Украине закончится плохо

так то оно так, но по факту эти территории уже 100 лет благодаря Ленину в составе уркаины

Ford

Очередной гетманский угар на Украине закончится плохо

Уймись, бандера!

Лёха

Очередной гетманский угар на Украине закончится плохо

Ні кроку назад! Слава героям! Слава козакам!

Тарас Лепездрюченко

Евразия: большие потрясения и войны на пороге

Пока есть США, есть угроза. Это понимают и в Китае, и в России.

Саныч

Зеленский и Порошенко: кто хрен, а кто редька?

Одно слово - горчица!!!

Луганский слесарь

Фарид Тухбатуллин: «Вряд ли талибы пойдут прямо через границу…»

О том, что происходит в Туркмении, информации по-прежнему немного. Редактор «Хроники Туркменистана» Фарид Тухбатуллин рассказал нашему порталу, как в стране появилась двухпартийная система, и почему здесь с тревогой ждут вывода войск коалиции из Афганистана:

-- А были ли выборы на самом деле выборами?

-- Формально были представлены две политические партии, так что можно было выбирать из их представителей. И было даже заявлено, что есть независимые кандидаты — я имею в виду тех кандидатов, которых выдвинули профсоюзы и различные общественные организации. Кстати, в Туркмении нет закона о профсоюзах, значит, и легальных профсоюзов нет. Есть рудимент советской эпохи — союз профсоюзов. Если можно так сказать, это практически государственная структура.

Были наблюдатели от СНГ: они сказали, что все прошло по правилам, вопросов нет. В результате в парламенте, который насчитывает 120 депутатов, теперь есть 14 представителей новой партии — Партии промышленников и предпринимателей.

-- Квоту определили?

-- Я не скажу, что все было определено вплоть до единиц, но, наверное, так решили, что пусть у них будет 10−15%. Дело в том, что президент Бердымухамедов оказался в двойственной позиции. Он ведь как раз был лидером Демократической партии — единственной партии еще со времен Ниязова. Но, когда он оттуда вышел, появилась опасность, что многие проголосуют за партию предпринимателей, что выглядело бы не очень красиво… Вот и решили оставить им некоторый процент.

-- Все-таки, что это за партия?

-- В новую партию, действительно, входят мелкие и средней руки бизнесмены. Их туда фактически загоняют. Сначала было создано объединение предпринимателей -- Союза промышленников и предпринимателей Туркменистана, которое возглавил друг президента — и эта структура фактически получает все виды государственной помощи. Потом решили сделать партию. И в этом неправительственном — в кавычки я это слово беру — объединении, всех заставляли писать заявления о вступлении в партию. Сейчас, чтобы получить даже какой-то небольшой кредит на предпринимательство, с вас потребуют, чтобы вы вступили в эти структуры.

-- А в чем смысл создания второй партии? Разве президенту Бердымухамедову так важно создать иллюзию многопартийности?

-- Гурбангулы Бердымухамедов очень реагирует на критику, если она идет от ОБСЕ и других международных организаций. Ведь все говорят о том, что однопартийная система уже сама по себе предполагает тоталитаризм. Вот президент и решил пойти по пути своего соседа — Узбекистана. Там, вообще, есть четыре политических партии, но, как вы знаете, голосуют там они все единогласно! Теперь вот и в Туркмении создана формальная многопартийность.

-- Возможно, еще партии появятся?

-- Да, были такие разговоры. Предполагалось, что еще и крестьянская партия появится. Но пока, видимо, решили, что это будет перебор, и оставили две партии. Другое интересно: выборы только-только прошли, а уже по трем округам назначены перевыборы. Что могло случиться с избранными депутатами за два месяца?!

-- Скажите, новая партия имеет шансы на вхождение своих представителей в правительство?

-- Пока их в правительстве республики нет, но надо сказать, что самый главный человек в партии — Александр Дадаев — постоянно участвует в расширенных заседаниях Совета министров, хотя в официальных версиях репортажей он не присутствует: просто сидит, слушает… Что происходит на самом деле — это вопрос… Но уже сам факт, что его упоминают, значит немало.

-- Теперь о другом: была какая-то официальная реакция на события на Украине?

-- Официально никакой реакции не было. Туркмения даже не голосовала в ООН, когда там рассматривался вопрос. Но, насколько я знаю, власти туркменские все-таки достаточно настороженно отнеслись к событиям. Дело в том, что в Туркмении живет достаточно много российских граждан — не просто русскоговорящих, но людей, имеющих российское гражданство. Раньше насчитывалось до 100 тысяч человек, сейчас осталось около 30 тысяч. То есть, потенциально власти пугает ситуация, что Россия вдруг возьмет, да и придет защищать права этих людей…

-- Проблема второго гражданства так и остается актуальной до сих пор?

-- Этот вопрос до сих пор находится в подвешенном состоянии. Частично он разрешился: разрешено давать паспорта тем, кто получил гражданство после 2003 года. И имеют его достаточно большое количество граждан. Но опять же туркменские власти стараются его не признавать. В России же признают — так что все упирается в этот момент.

-- После событий на Украине политологи в разных республиках размышляют, может ли и у них последовать что-то похожее на Евромайдан? Что в этом плане можно сказать о Туркмении?

-- Сейчас это в Туркмении невозможно в принципе. Здесь не о майдане говорят, а о том, как может повлиять на ситуацию в стране вывод войск коалиции из Афганистана. И это понятно, ведь уже была перестрелка на афгано-туркменской границе. По одной версии, она была с талибами, по другой — с наркоторговцами. Но как бы то ни было, понятно, что ситуация может сильно обостриться. И наши власти беспокоит прежде всего именно вот эта возможная дестабилизация ситуации со стороны Афганистана.

Хотя мне лично кажется, что больший риск несет социально-экономическое положение в республике, которое ухудшается. Если у нас что-то произойдет, то не под влиянием внешних факторов, а от того, что происходит внутри страны. Оттого, что безработица среди взрослого населения достигает 60%. И многие, особенно мужская часть населения, вынуждены уезжать в поисках работы за рубеж: в Турцию, в арабские эмираты. Туда туркменам проще выехать на работу потому, что не нужно оформлять визу, как в Россию. И эти деньги дают достаточно большой процент в республиканском бюджете. Пусть недавно председатель комитета по труду сказал, что в этом году будет создано 26 тысяч рабочих мест, на самом деле все понимают, что требуется их намного больше!

Официально у нас ВВП каждый год растет на 20% в год. Так говорят людям на протяжении всех лет независимости. Цифры эти, конечно, дутые — они ровным счетом ничего не отражают.

-- Наверное, много говорят и о привлечении иностранных инвесторов?

-- Инвесторов в Туркмении нет, но есть много иностранных фирм, прежде всего, турецких и французских строительных фирм, которые приезжают осваивать бюджетные деньги Туркмении. Тут они ничего не вкладывают — только строят мраморные дворцы, пятизвездочные отели и тому подобное. Потом эти объекты фактически не окупаются: единственное их предназначение — украшать собой.

-- А что можно сказать о новых фешенебельных курортах на Каспии?

-- Аваза находится на берегу Каспийского моря; там уже построено около десятка крутых отелей, которые стоят пустыми большую часть времени из-за климатических условий. На море там можно отдыхать от силы два месяца. А что в остальное время делать? Вот туда и отправляют отдыхать чуть ли не насильно.

-- В заключение, еще один вопрос, который мы немного затронули — об Афганистане. Власти, получается, опасаются, что талибы могут перейти границу и вторгнутся в пределы Туркмении?

-- Вряд ли талибы пойдут прямо через границу — таково мое мнение. Скорее мы должны здесь говорить о другом: за 20 лет довольно большое количество туркменских мужчин уехало учиться в Турцию и Пакистан. Они там нахватались разных идей из учений, которые относятся к нетрадиционному исламу. Во многих селах эти идеи уже пользуются сегодня большой популярностью. Например, потому, что там борются с наркоманами уже своими силами — с помощью методов палочной дисциплины. И властям ведь есть чего опасаться: влияние религиозного фактора их больше беспокоит, чем возможное вооруженное вторжение.

Я не думаю, что талибы вторгнутся в Туркмению, я думаю, что гораздо большую опасность для власти представляет рост их возможного влияния внутри страны.

Просмотров : 7249   Комментариев: 7

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 19 июня 2014 01:00

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ