« Декабрь, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

В Европе высоко оценивают шансы РФ на проведение ЧЕ-2020

Может, тогда обуздают коронавирусную мафию???

Лёха

В Европе высоко оценивают шансы РФ на проведение ЧЕ-2020

нахрена козе баян ,денег нет в стране коронобесие ,путину ,что деньги девать некуда

миша

Целостность Руси: новое прочтение

Святослав первый получил не скандинавское имя. Описка.

ярусский

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите пожалуйста причину конфликта

полина

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите причину конфликта

полина

Правда истории: вермахт, как и СС, массово убивал и насиловал

Для фашистского ублюдка вроде тебя, Сталин , конечно, хуже.

Сын Сталина

Северный морской путь не должен стать ареной конфликтов

Слава героям. Авжеж з Нiмеччини так добре бачити, що там на Пiвднi?

Igor

«Газпром»: кризисы возникают по воле политиков…

Как мы уже сообщали, исполнтельный редактор портала «Мир и Мы» участвовал во встрече редакторов региональных российских СМИ с руководством Газпрома. Очень важным для понимания глобальной энергетической ситуации было выступление заместителя председателя правления |ОАО «Газпром», генерального директора ООО «Газпром экспорт» Александра Медведева.

Вот его соображения о состоянии глобального энергетического рынка, о том, как влияет на него политика:

-- В последнее время на развитие рынка оказали влияние многие факторы, в том числе и трудно прогнозируемые. В результате радикально изменился вектор развития. Я имею в виду, прежде всего, разрушительное землетрясение и последовавшее затем цунами на северо-востоке Японии. В результате настолько пострадала атомная электростанция в Фукусиме, что некоторые даже пытались проводить параллель между этой техногенной катастрофой и аварией на АЭС в Чернобыле. Я не разделяю эту точку зрения и не склонен излишне драматизировать ситуацию. Но, без сомнения, это серьезно впечатлило правительство ФРГ и способствовало принятию решения о полном отказе в среднесрочной перспективе от атомной энергетики в стране.

Такое же решение принято в Швейцарии, а еще в ряде стран обсуждается. Значительно возросли и «антиатомные» настроения в обществе, что вылилось недавно в невиданное доселе сопротивление противников «мирного атома» при прохождении поезда с ядерными отходами из Франции в германский Горлебен.

Свою роль сыграла и политика, которая вновь сказалась на планах развития бизнеса. На протяжении многих месяцев мы наблюдаем мощные потрясения в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока. В Ливии конфликт принял не просто форму вооруженного противостояния, но и перерос в масштабные военные действия с иностранным участием. Не хочу и не буду давать политических оценок — этим есть кому заняться помимо меня. Но должен констатировать: эти события не добавили стабильности региону, откуда ранее шли значительные нефтегазовые поставки. Ливия, к примеру, временно выпадала из числа экспортеров. И, хотя, по данным некоторых источников, сегодня добыча углеводородов там постепенно восстанавливается, но в целом ситуация далека от стабильной. И риски для снабжения энергетических рынков по-прежнему налицо.

Хотел бы коротко обрисовать роль природного газа в современном мире. Нефтяные ресурсы на нашей планете постепенно иссякают, а новые месторождения становятся все более труднодоступными. В результате себестоимость «черного золота» возрастает. Добавим к этому большой загрязняющий эффект этого вида ископаемых углеводородов, вспомнив хотя бы прошлогоднюю катастрофу в Мексиканском заливе.

Что касается угля, то он имеется пока в достаточных количествах. Однако и здесь нельзя не учитывать как экологический фактор, так и несовершенство технологии добычи, которая все еще сопряжена с серьезной опасностью для людей. К сожалению, сообщения в прессе о взрывах и обрушениях в шахтах, о жертвах, в том числе, на территории нашей страны, нередко появляются на страницах газет и в эфире теле- и радиостанций. Кстати, именно необходимость обеспечения надежности угледобычи стала одной из причин, по которой специалисты Газпрома занялись решением проблемы откачки метана из угольных пластов.

Очевидно, что из имеющихся ныне энергетических ресурсов только природный газ по своим свойствам способен укрепить и нарастить долю в глобальном энергетическом миксе. Он безопасен, экологичен, дешевле нефти при равной теплотворности, его запасы велики. В виде СПГ природный газ — инструмент расширения географии поставок, а в качестве моторного топлива — в перспективе успешная альтернатива нефтепродуктам. Не устаю повторять: газ — топливо XXI века.

Не так давно по инициативе группы ведущих европейских газовых компаний образована неформальная группа — Форум в защиту природного газа. Этот форум заказал авторитетным экспертам исследование, которое наглядно демонстрирует серьезные преимущества «голубого топлива» перед возобновляемыми источниками энергии. Как мы знаем, Еврокомиссия намерена добиться к 2030 году сокращения выбросов углекислого газа вдвое по сравнению с нынешним уровнем. А метан позволяет сделать это, уменьшив финансовые затраты на 450-500 млрд. евро. Отмахиваться от подобной суммы было бы нерачительно. Особенно в разгар финансово-экономического кризиса, переживаемого зоной единой европейской валюты, образуемой 17 государствами Евросоюза из 27.

Уверен, проведи мы такое исследование применительно к странам Азиатско-тихоокеанского региона, результат также оказался бы в пользу «голубого топлива».
О возобновляемых источниках энергии сейчас говорят много и охотно, выпячивая в первую очередь их безусловный плюс – чистоту и по сути безграничные запасы. Конечно, энергию солнца, ветра, приливов и отливов необходимо использовать. Но далеко не все сторонники этих энергоносителей готовы увидеть и их отрицательные стороны.

А такие стороны есть. При нынешнем уровне соответствующих технологий эти источники не только не надежны, но и непомерно дороги, поскольку требуют огромных субсидий. В значительных объемах их можно использовать, лишь нарушая баланс межтопливной конкуренции, прибегая к целевым субсидиям, что, в свою очередь, ведет к недоинвестированию в другие виды производства энергии. Кстати, на долю возобновляемых источников сейчас приходится всего 3% вырабатываемой в мире энергии. В этой сфере не все так просто: к примеру, минувшим летом в США, несмотря на гранты министерства энергетики на сумму более полумиллиарда долларов, обанкротилась крупная компания --производитель солнечных панелей.

Логичен вопрос о роли гидроэнергетики. На него можно ответить, что в мире мало стран, таких как Россия, Бразилия и Канада, обладающих гигантскими гидроресурсами. К тому же в последнее время на пути строительства крупных плотин и мощных гидроузлов встают защитники природы, которые выступают против нанесения ущерба фауне и флоре.

Мы предпочитаем откровенно говорить о равных возможностях для всех энергоносителей. Я считаю первостепенно важным, чтобы поддержка одних решений не являлась смертным приговором для других. Хочу в этом контексте упомянуть модель субсидирования европейской энергетики. Поддержка одного из видов генерации, приоритетный доступ в сеть и сохранение искусственно низких цен (для энергии из возобновляемых источников) вполне предсказуемо подрывают инвестиционные стимулы в другие виды производства энергии и являются фактором глубокой системной дестабилизации. Но, если прекращение инвестиций можно вызвать принятием одного необъективного решения, то восстановить эти инвестиции может оказаться совсем не просто. Для этого потребуются и силы, и гораздо более существенные финансовые ресурсы.

Но главное — некоторые инвестиции, к примеру, в газовой отрасли, по определению носят долговременный характер. И этого времени хватает не всегда.
Мы считаем, что нет такой цели, ради достижения которой стоило бы разрушать сложившийся в течение десятилетий, хорошо себя зарекомендовавший и подкрепленный долгосрочными вложениями баланс интересов участников энергетического рынка Европы. За более чем 40 лет плодотворного партнерства Россия внесла важный вклад в укрепление этого баланса и развитие конкурентного энергетического рынка. Мы приняли, использовали и совершенствовали изобретенную голландцами контрактную модель торговли, которая позволяет защищать интересы всех — и поставщика, и покупателя, и транзитера, и пользователя инфраструктурой, и инвестора.

Сейчас многие игроки рынка требуют отказаться от долгосрочных контрактов с нефтепродуктовой привязкой, хотя именно такие контракты обеспечивают предсказуемую, застрахованную от манипуляций и справедливую цену. Не менее модными стали и ссылки на спотовый рынок. Но при этом забывают, что этот рынок в континентальной Европе развит недостаточно и не способен давать правильные ценовые сигналы по причине небольших объемов торговли, низкой ликвидности и фрагментарности. Даже в Северной Америке, где, в отличие от Европы, действуют сотни и тысячи независимых продавцов и покупателей газа, а ликвидность рынка гораздо выше, этот рынок оказывается искаженным.

На остальных рынках именно система долгосрочных контрактов обеспечивает не только энергобезопасность, но и надежность, гибкость снабжения при разумном уровне цен. Это понимают крупнейшие партнеры Группы Газпром, в частности, европейские. Иначе нам вряд ли удалось бы уже законтрактовать до 2035 года более 4 трлн. кубометров газа.
Это — в плюсе. В минусе же -- и с этим явлением мы по-прежнему сталкиваемся, — запугивание европейских потребителей «кабалой», растущей зависимостью от поставщика российского природного газа. Я уже отмечал, что Газпром — это прежде всего коммерческая компания, целью которой является получение прибыли для акционеров. Тем не менее, утверждения о природном газе как об «оружии» и «инструменте политического давления» продолжают звучать.

Будем продолжать бороться с этими стереотипами. Звучат и панические высказывания об угрозе зависимости в энергетическом плане. Но в Европе, на главном пока экспортном рынке Группы Газпром, говорить о такой угрозе вряд ли уместно. Во-первых, наша доля на этом рынке составляет около четверти общего объема. Правда, член Еврокомиссии Гюнтер Эттингер, недавно побывавший в Москве, предсказывает рост этого показателя, и говорит в этой связи о возможном усилении зависимости Евросоюза от России. Я бы не стал употреблять в данном контексте это слово и охарактеризовал бы ситуацию иначе — как рост потребности стран Евросоюза в российском газе, которую мы, кстати, готовы удовлетворить. Как говорится, почувствуйте разницу.

Во-вторых, Газпром не меньше нуждается в европейских партнерах, поскольку заинтересован в валютных поступлениях, в средствах, необходимых для развития и совершенствования нашей обширной и технически очень сложной инфраструктуры. Как видим, заинтересованность обоюдная. И было бы хорошо, если бы это поняли и те, кто не устает называть Газпром ненадежным партнером, приводя памятные события января 2009 года.

Транзитный кризис на Украине в 2006 и 2009 годах возник по воле политиков, причем не с российской стороны. Как впоследствии, не по нашей инициативе, имели место и другие процессы, перешедшие, в частности, в юридическую плоскость. Мы отчетливо осознаем взаимозависимость поставщиков и потребителей, и поэтому выступаем за дальнейшее гармоничное развитие отрасли во всех ее составляющих — добыче, транспортировке, потреблении. С учетом самых разных факторов — экономических, экологических, финансовых. Мы настроены на такой подход и получаем в этом поддержку наших зарубежных партнеров.

 

Просмотров : 3381   Комментариев: 5

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 29 декабря 2011 16:31

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ