« Май, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
1 2 3 4 5 6 7
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Неблагодарные государства-гиены Европы

Жаль, что не насмерть упились

Андрей

Узбекистан. Как мы чтим память наших героев

Привет хокимияту Ташкента!!! Вы молодцы!!!

Азамат

США могут перевезти ядерное оружие из Германии в Польшу

Покончим с гиеной Европы раз и на всегда.

Хмель

США могут перевезти ядерное оружие из Германии в Польшу

Лучшее место -Гавайи.

К.Коль

«Красный петух» над церквями УПЦ МП служит Послу США на Украине

Русских на мясо! 

Укр.бендера

«Красный петух» над церквями УПЦ МП служит Послу США на Украине

Да, сейчас начнётся. Но это к лучшему, потому как нельзя воевать с укробандеровцами без победы!

Мариупольский десант

Кто ответит в толерантной Европе за геноцид русских и других народов СССР?

Все правда, все европейцы в крови и в дерьме, они фашисты пускай отвечают

Ольга

Бахтиёр Эргашев: Оболгать День Победы? Историческая подлость не пройдет!

Очень хорошо написано грамотно и справеливо,приведены цифры и факты о героизме жителей Узбекистана

Беркинбай Бектуров

Бахтиёр Эргашев: Оболгать День Победы? Историческая подлость не пройдет!

Бектуров

Беркинбай

Бахтиёр Эргашев: Оболгать День Победы? Историческая подлость не пройдет!

Отличная работа. Спасибо за всех и от всех нормальных людей

Евгений

Узбекистан. Как мы чтим память наших героев

Мы дети победителей должны сохранить память своих дедов, прадедов, героев ВОВ.

Валентин

Узбекистан. Как мы чтим память наших героев

Думаю Каримов был нехорошим человеком. Да и Мирзиеев не лучше...

БМП-2

Пенсионная реформа. Взгляд из провинции.

Мрут и в сорок, пятьдесят в т.ч. чиновники повинные в реформе.

Мухомор

Пенсионная реформа. Взгляд из провинции.

Согласен, но надеялись на человечность, т.ч. гнусной!!!

Макс

​Чудовище из лабораторных пробирок

Во, появились наследники 37-го года.

Лёха

Пенсионная реформа. Взгляд из провинции.

никогда не прощу ему этого , и детям  постараюсь передать...

папа

Курилы – не «полустанок»…

16 апреля исполняется ровно двадцать лет с начала переговоров президента СССР Михаила Горбачева и премьер-министра Японии Тосики Кайфу. Казалось бы, что за юбилей? Ведь каких только переговоров с разными «официальными лицами» не было за это время. Но, переговоры 1991 года все-таки особенные. Во-первых, впервые руководитель нашего государства будь то царь, генсек или президент, прибыл с визитом на Японские острова и, во-вторых, впервые с нашей стороны было признано, что существует территориальная проблема.

. Достаточно давно обсуждается версия, что Михаил Горбачев собирался по существу продать Курилы Японии. И эта точка зрения имеет довольно широкое распространение. Иначе не стал бы Горбачев, давая нашумевшее интервью накануне своего 80-летия, специально отмечать, что он никогда не собирался отдавать Курильские острова нашему восточному соседу, который вот уже несколько десятилетий не устает повторять, что «северные территории» -- исконно японская земля.

Переговоры 1991 года были весьма интересными. Но сначала поговорим о том, на каком фоне они проходили. Все мы помним, как ускорение перешло в перестройку и сопровождалось это все появлением нового мышления (ударение каждый поставит, как ему нравится)… Михаил Горбачев под натиском проблем все более терял влияние. Решения были половинчатыми – он искал компромисс с разными группами правящей элиты. А самое главное – экономика шла под откос. Нужны были деньги, чтобы просто обеспечить необходимый уровень потребления для граждан. С Западом в очередной раз этот номер бы не прошел, а вот японцы вполне могли облагодетельствовать, но только при одном условии – они хотели вернуть Курилы.

Когда-то об этом еще напишут книги, а пока мы можем оперировать только отдельными фактами. А они таковы: прославившийся в мгновение ока на всю страну сдачей партийных взносов миллионер-кооператор Артем Тарасов публично заявил, что готовится решение о том, чтобы уступить Курилы Японии за 200 миллиардов долларов. В ряде публикаций и у нас и на Западе фигурирует цифра 26—28 миллиардов долларов. Такую сумму, по мнению некоторых исследователей, готовы были отдать японцы. И то, можно сказать, от сердца отрывали. Ведь, с их точки зрения, они платили за своё.
Бытует версия, что Эдуард Шеварднадзе был активным сторонником передачи островов Японии, а обсуждать конкретные планы доверили одному из заведующих отделами ЦК, который был близок к Горбачеву. Но не все у нас ратовали за новое мышление – никогда на Руси не переводились люди с мышлением государственным. Поэтому как-то вдруг появились статьи в «Красной Звезде» и учения разные начались… В общем предполагаемая сделка века не состоялась.

Не будем вспоминать всю историю российско-японских взаимоотношений. Подчеркнем лишь один момент: отдать Шикотан и Хабомаи японцам в обмен на вывод американских военных баз с территории Японии был готов и Никита Хрущев. Но он считал острова советскими, а вовсе не спорными. Это принципиально иная позиция, чем у Михаила Горбачева, который заявил о наличии территориальной проблемы. И судя по некоторым свидетельствам, существовал все-таки план осуществлять совместное управление Южными Курилами – образовать некий кондоминимум. Но ему, к счастью, не суждено было сбыться.

Итак, Токио 16—18 апреля 1991 года. Переговоры президента СССР Михаила Горбачева и премьер-министра Японии Тосики Кайфу. Сегодня мы можем говорить о них подробно, потому что после того как в издаваемом известным нашим политологом Виталием Третьяковым журнале «Политический класс» была напечатана статья Анатолия Кошкина «Курильский узел», к Третьякову обратился в 2007 году Михаил Горбачев и передал стенограмму переговоров, на которых обсуждался вопрос о Южных Курилах. Понятно, почему Михаил Горбачев сделал это – Кошкин считает, что Горбачев собирался уступить острова Японии на определенных условиях.

Сначала несколько слов о тех, кто эти переговоры проводил. Было бы неправильно видеть фигуру Михаила Горбачева только в одном свете -- ход обсуждения показал, что он старался, как поступил бы всякий дипломат на его месте, отдать меньше, а получить больше. Он старался демонстрировать свою твердость, но раз уж парадигма «нового мышления» работала, это не могло не сказаться.

Тосики Кайфу – фигура примечательная. В 1960 году он стал самым молодым членом парламента Японии. В 45 -- уже был членом правительства. И, наконец, в августе 1989 года стал премьер-министром страны Восходящего солнца. Его сильной стороной всегда считали как раз умение вести переговоры. Кайфу запомнился японцам своими реформами и необычными идеями. Так он, например, предложил часть столичных функций Токио передать другим городам. Ну а завершилась политическая карьера Тосики Кайфу не так давно: впервые проиграв выборы в парламент 30 августа 2009 года, он ушел из политики. Мы подробно говорим об этом не для того, чтобы показать, какие грамотные политики с японской стороны обсуждали проблему Курил. Суть не в этом: будь то реформатор Кайфу, или ястреб Ясухиро Накасонэ, позиция японской стороны при внешней благожелательности реально всегда оставалась жесткой. Можно сказать, что под овечьей шкурой всегда прятался волк. И эта позиция была, и по всей видимости будет неизменной всегда.

Как водится, переговоры начались с взаимных реверансов. Японский премьер сразу же сообщил гостю, что тот привез с собой хорошую погоду и это очень хорошо, так как японцы, оказывается, давно мечтали о том, чтобы Михаил Горбачев прибыл к ним во время цветения сакуры. Михаил Сергеевич тут же сообщил что «Его Величество император показал мне особый вид сакуры». Кайфу немедленно добавил, что сакура эта не простая, а с двойными лепестками и посмотреть, как она цветет президент СССР сможет в старинном замке. Горбачев отвечает: «Я родился на Северном Кавказе, где вишневые сады -- это традиция. Эти вишневые сады я помню с детства». Дальше диалог выглядит так.
Кайфу: «Мне довелось читать в переводе пьесу Антона Павловича Чехова «Вишневый сад».
Горбачев: «Жаль только, что в конце этой пьесы слышится стук топора, уничтожающего сад».
Поговорив о вишнях, японский премьер переходит к главному: «Мы хорошо знаем, что ваше государство под вашим руководством осуществляет историческое дело перестройки и идет по пути к совершенно новому государству». Кайфу также заметил, что «усилия для улучшения двусторонних отношений прилагаются» и что Михаил Горбачев высказывает очень полезные предложения. Например, о том что «Советский Союз искренне хотел бы подвести черту под прошлым и начать новый этап -- этап построения мирных и дружественных отношений, воплощения в советско-японских отношений нового политического мышления, добиться исторической справедливости, отказавшись от конъюнктурных расчетов».

Горбачев констатирует, что «мы обречены, быть соседями». Дела же обстоят следующим образом: «Сначала все было просто и ясно: вы констатировали свою позицию, мы – свою. И все оставалось без движения. Сегодня я вижу, что это ни к чему не привело. Надо, наверное, искать другой подход, другую формулу. Мы несколько десятилетий исходили из таких своих позиций и оказались там, где мы находимся».

.Кайфу тоже двумя руками за перемены, и замечает, что в СССР дружественные чувства к Японии, согласно последнему опросу, выражают 78% опрошенных, а вот среди японцев так же настроены к СССР -- только 16%. Горбачев реагирует, это мол цифра прошлого года, а в этом году уже 43%... Японский премьер его как будто не слышит и начинает объяснять, как сделать, чтобы изменить эту цифру -- 16% -- в «лучшую сторону».

Вот тут начинается главное. Какова же позиция японской стороны? Суть ее сводится к следующему: между двумя соседними государствами до сих пор нет мирного договора, и остается нерешенной проблема «четырех северных островов». Кто во всем этом виноват? Конечно же, Сталин. А если точнее, его «экспансионистская позиция». Советский Союз оккупировал острова незаконно и это «оставило горький осадок в душе японского народа». Но не надо вдаваться в далекую историю, поэтому японский премьер и предлагает, «в связи с возможным переселением советских жителей с четырех островов предоставить средства для создания, например, на Южной Сахалине города японо-советской дружбы. Этот город стал бы символом вечной дружбы между народами наших двух стран и, возможно, опорным пунктом дальнейшего развития советского Дальнего Востока». Нельзя не вспомнить незабвенного Остапа Бендера – это же прямо Джапан-Нью-Васюки какие-то…

Ну а дальше в рамках нового мышления Тосику Кайфу формулирует следующую идею: «Я выразил свою готовность при решении территориального вопроса приложить усилия по обеспечению международного признания советско-японской государственной границы, в том числе признания принадлежности Советскому Союзу Южного Сахалина и Курильских островов на специально созданной для этого международной конференции. И чтобы уж совсем расставить все точки над i Тосики Кайфу отмечает, что в результате всего этого может возникнуть возможность для «полномасштабного экономического сотрудничества». Дошли, стало быть, и до денег.

А что же Михаил Горбачев? Он заявляет о том, что приоритет русских в открытии земель, о которых идет речь, неоспорим. Рассказывает, что Япония сама нарушила договоры, напав на Россию. А про известную декларацию 1956 года говорит так: «Предоставленный историей шанс не был использован». Он констатирует: «Мы уже с вами практиковали выдвижение предварительных условий друг другу. Единственное, что мы таким образом доказали – это то, что вы можете обойтись без нас, а мы – без вас». И тут же советский президент замечает, что общественное мнение есть не только в Японии, но и в Советском Союзе…

Японский премьер начинает рассуждать, что у советско-японских отношений должны быть жизнеспособные корни – такие как у декоративных деревьев, выращенных в соответствии с искусством бонсай. Причем корни для него вполне ясны: Хабомаи и Шикотан и так должны быть переданы Японии, а разговор нужно вести о том, чтобы передать еще два острова: Кунашир и Итуруп. Причем неплохо бы и дату определить. Горбачев замечает, что политика – это искусство возможного и – «на сегодня ситуация и наши возможности таковы, что рассчитывать на их базе выйти на вариант, который бы нас устраивал, исключено».

На следующий день Тосики Кайфу вспоминает пакт Молотова – Рибентропа – он заявляет, что правильно ставят вопрос те советские ученые, которые указывают, что вопрос о четырех островах появился в результате акции сталинской эпохи и что эти акции должны быть осуждены и исправлены». Как тот самый пакт.

Горбачев уже продемонстрировал свои позиции, но понимает, что без предложения не обойтись. Иначе, зачем ездил? И вот что он предлагает: «Мы могли бы дать обещание, предпринять следующие шаги: советская сторона рассмотрит вопрос о сокращении, например, в течение трех-пяти лет воинского контингента на Южно-Курильских островах; советская сторона внесет предложения о налаживании совместной хозяйственной деятельности в этом районе с тем, чтобы рационально и к обоюдной выгоде использовать природные ресурсы этого района, включая морские; советская сторона восстановит безвизовый упрощенный режим посещения этих островов японскими гражданами». Логика по Горбачеву такая: чем динамичнее будут развиваться отношения между Россией и Японией, «тем быстрее можно будет выйти на решение». Чуть позже Михаил Сергеевич вдруг заявляет: «Видят Христос и Будда, что в моих предложениях много реализма в поисках решения, отвечающего общим интересам». Но японского премьера этим не собьешь -- он гнет свою линию: «Я думаю, что и Христос, и Будда, и вы, и я смотрим только на одно: как нам следовало бы развивать отношения, заключив мирный договор на общих основах». Далее начинается обсуждение разных формулировок и т.д. и т.п. и вот, наконец, Тосики Кайфу говорит: «Вы, господин президент, уже сближаетесь с нами». Горбачев на это отвечает: «Давно пора остановиться»…

Проблема в том, что остановиться можно, когда понимаешь, куда идешь. Многие эксперты полагают, что, вызвавший огромные надежды в начале своего правления, в дальнейшем Михаил Горбачев пошел за событиями, а не формировал их, как подобает лидеру страны. Он сказал на переговорах такую фразу: «Историю как бы увезла на скоростном поезде «Хикари» тот шанс, оставив позади этот полустанок». Чуть позже история увезла с собой и Горбачева и великую страну.

Но экспресс истории по-прежнему набирает ход, и вот уже очередной японский премьер опять рассуждает о северных территориях и о том, что пора вернуть историческую справедливость, а в это время на острова впервые приезжает руководитель нашего государства, делается официальное заявление, что покупаемый у французов вертолетоносец «Мистраль» будет базироваться ни где-нибудь, а на Тихом океане. Совсем рядом со страной, где так замечательно цветет вишня с двойными лепестками.
 

Просмотров : 3456   Комментариев: 7

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 14 апреля 2011 12:19

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ