« Апрель, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Коронавирус может помочь украинскому здравоохранению?

Время "Слава Супрун!" прошло. Наступило время "Супрун по соплям!"

БМП-2

Саудовскую Аравию ожидает большая война

Эти арабские монархии потеряли берега. Пора помочь их найти

Кирилл

Саудовскую Аравию ожидает большая война

Китаю выгодна ликвидация саудитов

Кузовков

Об источниках великих русских Смут

Ты веришь в то, чего нет.Факты тебя не интересуют. А жаль!

ярусский

В Казахстане катаклизмов быть не должно…

О современной политической ситуации в Казахстане нашему порталу рассказал  один из ведущих независимых политических обозревателей республики Ярослав Красиенко. Он был первым журналистом, показавшим Азгирский ядерный полигон, и последним, кто записал интервью с Юрием Сенкевичем.

Поводом для нашей беседы послужило известие о том, что в Казахстане запрещена деятельность одной из политических партий:

-- В Казахстане запретили партию «Алга». Что можно сказать о причинах этого решения?

-- Политическое объединение «Алга» (Вперед) уходит корнями в начало-середину 2000-х годов,  к так называемому «бунту младотюрков» -- внутриэлитному конфликту, который по сути был типичной разборкой «отцов и детей». Ряд молодых политических деятелей и бизнесменов Казахстана тогда открыто выступили против чрезмерной централизации власти и начали вести активную общественную работу под стандартными демократическими лозунгами.

 Спустя какое-то время в группе единомышленников начались междоусобицы и борьба за власть, которые закономерно привели к расколам и появлению новых партий и движений. На базе одного из них – «Народной партии «Демократический выбор Казахстана», закрытого властями за политический экстремизм и разжигание социальной розни,  позже и создали «Народную партию «Алга». Всё это время костяк активистов и спонсоров партии оставался неизменным -  до 90 процентов финансовых потребностей организации обеспечивал Мухтар Аблязов  - известный казахстанский олигарх, отсидевший в тюрьме за создание ОПГ и помилованный президентом Нурсултаном Назарбаевым.

После выхода на свободу Аблязов занялся банковской деятельностью и формально ушёл из политики. На самом же деле он никогда прекращал финансирование партии «Алга», одновременно создавая собственную медиаимперию из газет, интернет-сайта и спутникового телеканала. В конце 2000-х годов следственные органы Казахстана выявили крупные хищения в банке, которым руководил Мухтар Аблязов; кроме того обвинения в мошенничестве банкиру предъявило МВД России. Задержать Аблязова не удалось -- он успел скрыться в Великобритании, из которой, как показывает практика, практически невозможно экстрадировать преступника.

Примерно с этого же времени СМИ, принадлежащие банкиру, резко ужесточили свою риторику в адрес действующей в Казахстане власти, развернув по сути дела настоящую информационную войну. Одновременно с этим подконтрольная Аблязову партия «Алга» усилила работу в регионах - позже эту деятельность совершенно справедливо назовут «разжиганием социальной розни». Объединение ставило перед собой целью свержение власти и организацию переворота в Казахстане, о чем  партийцы, не таясь, говорили на своих совещаниях, в том числе и на интернет-конференциях с Мухтаром Аблязовым. Фактически партия превратилась в орудие личной борьбы опального олигарха с действующим президентом Казахстана Н. Назарбаевым.

Особую роль активисты партии сыграли в трагических событиях конца 2011-го года в Жанаозене -- именно они оказывали бастующим сотрудникам нефтяных компаний информационную и финансовую поддержку, подстрекали их к радикальным действиям. Однако даже это не стало причиной запрета деятельности «Алги» -- незарегистрированная партия действовала ещё около года, все это время при помощи дружественных СМИ поддерживая высокий градус напряжённости в обществе и создавая фронду любым государственным инициативам.

Следует обратить внимание на  официальную программу - она занимает всего семь страниц (для сравнения, аналогичный базовый документ правящей партии занимает в три раза больший объем). В программе «Алги» мы практически не увидим никакой конкретики, это программа из серии «за всё хорошее против всего плохого», состоящая из популистских лозунгов и «общечеловеческой» демократической демагогии. При этом, ряд предложений партии, которые можно называть конструктивными, и так воплощаются в жизнь -- например, пункт о выборности акимов.

--  Были ли за 20-летнюю историю другие подобные прецеденты?

-- Как я уже говорил, ранее суд закрывал за политический экстремизм «Народную партию «Демократический выбор Казахстана». Партия «Алга» в её нынешнем виде -- фактически клон «НП «ДВК». Кроме того, в Казахстане запрещена деятельность полутора десятков различных организаций, признанных экстремистскими либо террористическими, таких, например, как «Хизб-ут-Тахрир» и «Общество социальных реформ».

Не думаю, что их активисты и руководители согласны с такой постановкой вопроса и позицией властей -- и в этом они будут абсолютно солидарны с членами партии «Алга». И те, и другие называют запрет их деятельности политическими репрессиями и подавлением инакомыслия. При этом и «Алга», и другие запрещенные организации провозглашают своей целью «свободу, равенство и братство». Однако столь человеколюбивые декларации не являются индульгенций за противоправные действия, ведущие к разрушению государства и общества.

-- Если характеризовать партийный спектр республики, то можно ли свести его к формуле: "Нур Отан" и остальные...

-- «Нур Отан» на политическом поле страны, безусловно, доминирует – примерно так же, как  Либерально-демократическая партия Японии, правящая практически без перерывов более полувека или «слоны» и «ослы» в США, являющиеся по сути двумя сторонами одной и той же медали – американской корпоратократии.

В этом плане партийная активность в Казахстане мало чем отличается от других стран, даже с куда более развитой демократической системой. То есть, существует «ядро»,  исправно воспроизводящее правящую элиту (это может быть одна, две, максимум три партии) и есть масса мелких полиобъединений – крайне несамодостаточных и не имеющих сколько-нибудь широкой поддержки среди населения. В том числе и по причине отсутствия средств на пропагандистские кампании и активную деятельность в принципе.

Основными игроками на политическом поле страны сейчас являются те партии, которые представлены в парламенте. Таковых три. Это упомянутый уже «Нур Отан», которая занимает большинство депутатских кресел, а также партии «Ак Жол» (позиционирует себя, как объединение национальной буржуазии и выразителя интересов предпринимателей) и Коммунистическая Народная партия Казахстана, стоящая на незабвенных идеалах марксизма-ленинизма. В стратегических вопросах и «Ак Жол», и КНПК являются союзниками «Нур Отана», что идет только на пользу, как политике, так и экономике страны – парламент играет роль реально рабочего органа, обеспечивающего законодательную поддержку выбранного курса страны, а не клоунского балагана, в который он превратился, скажем, на Украине.

При этом присутствие в парламенте еще двух партийных фракций не позволяет «Нур Отану» закостенеть и покрыться плесенью – дух здоровой конкуренции, так или иначе, но имеет место быть.

-- Как выглядит сегодня оппозиция? Каковы ее перспективы и жизнеспособность в настоящее время?

--
По большому счету,казахстанская оппозиция, а точнее тот срез политиков и общественных деятелей, который узурпировал право называть себя таким образом, давно превратилась в марионеточное образование -- орудие личной борьбы беглых олигархов с Нурсултаном Назарбаевым.

Но даже при таком раскладе, это как раз то, что принято называть «несистемной оппозицией» -- ряд конфликтующих между собой объединений, которых связывает лишь общая ненависть к действующей власти и любым ее инициативам. То есть, вообще любым… Не важно, идет ли речь о межгосударственной интеграции или пенсионной реформе.  Причем ненависть эта вызвана, как правило, разными причинами.

Кого-то отодвинули от «кормушки» и он страстно мечтает туда вернуться, у кого-то попросту нет никаких иных политических перспектив, кроме как в нише тотального отрицания всего, что связано с существующим положением вещей, кто-то банально зарабатывает деньги и дешёвую славу. Как известно, популярность, приносящую разного рода дивиденды, легче всего заработать на  популистских лозунгах, которые, минуя разум, бьют сразу по эмоциям. Подобная линия поведения и есть основная для казахстанской оппозиции, которая «оживает» лишь в электоральный период.

Само собой, что всё это не является секретом и для «широких народных масс», которые в Казахстане политически весьма грамотны. Собирать на свои митинги сколько-нибудь значимое количество народу оппозиционерам становится все труднее и труднее. Двести-триста человек – вот их предел, выше которого подняться не получается.., Просто по той причине, что люди чувствуют фальшь и видят, чем закончилось дело в тех странах, где население пошло у демагогов на поводу. Поэтому  у этой части политического спектра никаких перспектив в Казахстане нет и быть не может. Свежий пример – на днях оппозиционеры объявили о переносе своего референдума по вопросу выхода из Таможенного Союза. Причина – не могут собрать нужное количество подписей в регионах.

-- Есть ли свои политические организации у исламистов?

-- Если считать политической организацией ту, которая выражает какую-либо политическую волю, то таковых организаций в Казахстане нет. В разные годы в регионах республики появлялись структуры вроде «Жамаата моджахедов Центральной Азии», которые, помимо прочего, декларировали стремление к построению Халифата, однако эти организации были крайне малочисленны, а их деятельность достаточно быстро пресекалась компетентными органами.

Попадались в руки чекистов и активисты таких структур, как «Исламское движение Узбекистана», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Братья мусульмане», «Организация освобождения Восточного Туркестана». Однако, говорить об их полноценной политической (и любой другой) активности на территории Казахстана, не приходится. Да, у них есть сторонники, своя «паства» -- но они разобщены и не имеют возможности расширять и укреплять свои организационные структуры.

--  Каковы главные политические события политического года в Казахстане?

--
В Казахстане сейчас идёт очередное переформатирование системы сдержек и противовесов, которые некоторые даже называют подготовкой операции «Преемник». Вполне очевидно, что весь будущий год будет проходить под знаком этого переформатирования – будут некоторые «притирки» элементов новой конфигурации, возможны лёгкие всплески внутриэлитных конфликтов – их редко удается избежать, когда речь идет об изменении сфер влияния и перекраивании внутриполитических и экономических карт. 

Ожидать каких-то катаклизмов нет никаких оснований. Другое дело, что в связи с очевидными успехами интеграционных процессов, в Казахстане разного рода заинтересованные силы будут провоцировать всяческие фобии. И, прежде всего, русофобию и синофобию. Слишком уж динамично развиваются отношения между государствами региона, что, само собой, нравится далеко не всем.

В первую очередь, конечно, нашим заокеанским партнёрам, которые прямым текстом заявили о том, что будут старательно ставить палки в колёса любым интеграционным процессам, во вторую очередь -- определённой части местной, доморощенной элиты. И это тоже понятно -- тесное (а главное честное!) сотрудничество с соседями, работа в составе мощного экономического объединения ставит крест на амбициозных планах региональных царьков и нечистых на руку дельцов -- как бизнесменов, так и государственных служащих. Поэтому мы, вне всякого сомнения, в скором времени увидим настоящие информационные войны на этой почве.

Просмотров : 3147   Комментариев: 8

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 20 февраля 2013 01:00

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ