« Октябрь, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Если бы было с чего сходить!

Роланд

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Весело там у вас)

Александр

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Мы прикалываемся, а те с ума сходят)

Александр

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.....

Евгений.

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Хорошая ирония переходящая в сарказм. Понравилось.

В. Гитик

Польша, извечный враг белорусов, снова атакует

Выплюнь из рта мячик. Ничего не понятно, что сказать хотел.

ярусский

Опасное нашествие авантюристов и дилетантов в штабах НАТО

Нужно видимо бить первыми, иначе слишком опасно потерять многое при их первом ударе

Владимир

Опасное нашествие авантюристов и дилетантов в штабах НАТО

Что нападут, никаких сомнений... Вопрос, когда? 22 июня уже было...

Петр

Почему гибнет американское фермерство?

Может и так

Лёха

Почему гибнет американское фермерство?

У нас пока Портленда и убитых полицейских нет.

Саныч

Почему гибнет американское фермерство?

Да, на чистом английском  текст не того)

Игорь

Польша, извечный враг белорусов, снова атакует

To Moskwa wynaradawia Białorusinów, nie Warszawa. W jakom języku mówią Białorusini?

Michał

Язык от Астаны уведет... Русский.

В последнее время у наших соседей – в Казахстане вдруг резко обострился «языковой вопрос». Вовсю обсуждается законопроект, который содержит массу предложений по усилению роли казахского языка в жизни страны и общества. Предложения эти по мнению очень многих людей весьма спорные. Как в реальности обстоят дела в языковой сфере? Знают ли русские, живущие в Казахстане государственный язык? Кому потребовалось устраивать провокационную по сути дискуссию?

Не замешана ли во всем этом политика? – на эти вопросы по нашей просьбе ответил редактор Восточно-Казахстанской независимой газеты «Flash!» Денис Данилевский.

-- В чем суть новшеств, предлагаемых законопроектом, который смело можно назвать скандальным?

-- Автором законопроекта формально является министерство культуры. Напомним, что в нем содержатся просто революционные предложения по языковой сфере: прекратить прием заявлений в госорганы, написанных не на казахском языке; вся исходящая из госорганов документация должна быть только на казахском языке; перевести всю техническую, финансовую и нормативную документацию на государственный язык; ввести преподавание ряда предметов в русскоязычных школах на казахском языке; установить испытания на знание государственного языка при приеме на работу независимо от формы собственности предприятия или организации; визуальная информация должна быть только на казахском языке, так же, как и названия предприятий, фирм, организаций (в общем объеме названий в таком случае разрешается не более 20% названий на других языках).

-- А ведь еще существует так называемое «письмо 138-ми». О чем говорят его авторы – люди в республике известные?

-- Авторы появившегося через пару недель «письма 138-ми» пошли еще дальше: они предложили отменить существующий конституционный статус русского языка. Сегодня согласно Конституции республики Казахстан, принятой на референдуме 30 августа 1995 года, государственным языком является казахский, а русский язык официально применяется в государственных органах и органах местного самоуправления. Среди подписантов этого обращения, естественно, главный борец за казахский язык Мухтар Шаханов, лидеры оппозиционной партии «Азат» Булат Абилов, Жармахан Туякбай, затесавшийся в ярые националисты руководитель компартии Казахстана Газиз Алдамжаров, лидер партии «Ак жол» Азат Перуашев, первый казахский космонавт, Герой Советского Союза Тохтар Аубакиров, народная артистка СССР Бибигуль Тулегенова и другие.

-- И как же отреагировало общество?

-- Встретив в подавляющем большинстве негативное отношение населения Казахстана к этим новациям, их авторы поспешили ретироваться. Так, министерство культуры заявило, что это всего лишь рабочий проект, черновик, и пока никаких законопроектов в парламент не поступало. Разработчики, якобы, готовы исключить самые одиозные предложения. Например, по поводу входящих заявлений или ответов из госорганов только на казахском языке или по поводу языковых испытаний при приеме на работу. А многие подписанты заявления 138 –ми в срочном порядке стали отказываться от своих подписей, объясняя это тем, что самого обращения, дескать, не читали. Якобы им позвонил Мухтар Шаханов и спросил, согласны ли они подписать обращение в поддержку казахского языка? Естественно, они согласились, кто же против! А когда прочитали, то поняли, что подписались совсем не под тем, о чем думали. В общем, как в «Бриллиантовой руке»: «Не виноватая я! Он сам пришел!»

-- Согласитесь, что подобные письма и проекты просто так не появляются…

-- Только у самого далекого от политики человека может создаться впечатление, что эти события произошли сами по себе. Естественно, ничего просто так не происходит. Достаточно взять недавний событийный ряд, чтобы понять всю подоплеку этих языковых страстей. В начале июля у российского консульства в Алматы проходит пикет в знак протеста против Таможенного союза. Это интеграционное объединение Казахстана, России и Белоруссии как раз и начало полноценную работу с 1 июля, на границах между странами ликвидированы таможенные посты, сохранен лишь пограничный контроль, а таможенный контроль перенесен на внешние границы.

Ряд казахстанских политиков завопили об угрозе суверенитету Казахстана, об имперских амбициях Москвы, о поглощении казахстанской экономики российской. Впрочем, поливание грязью Таможенного союза продолжалось весь 2010 год, когда начал работу единый Таможенный кодекс трех стран. При этом руководство Казахстана, России и Белоруссии твердо ведет работу по дальнейшей интеграции и созданию Единого экономического пространства, первые элементы которого заработают уже с 2012 года. А ЕЭП – это уже свободное перемещение капиталов и рабочей силы, какие-то единые правила ведения экономической политики. Президент Назарбаев постоянно заявляет о том, что и ЕЭП – это не предел интеграции, конечная цель – это Евразийский Союз. Союз подразумевает уже элементы политической интеграции, наднациональные органы управления, единую валюту при сохранении суверенитета участников Союза.

-- Простые люди интеграцию поддерживают, а вот политики…

-- Если сказать, что эти устремления руководства трех стран отвечают чаяниям десятков миллионов жителей Казахстана, России и Белоруссии – это ничего не сказать. Подавляющее большинство простых людей наших стран живет этой надеждой. Общаться с родственниками без границ, без унизительных регистраций и заполнения миграционных карточек, свободно учиться в институтах, университетах, свободно работать на единой союзной территории… Да если через несколько лет такое действительно будет – народ поддержит власть обеими руками.

Любой мало-мальски разбирающийся в политике человек, конечно, понимает, что есть мировые силы, которым любая интеграция на постсоветском пространстве – это как кость в горле. Интеграция для этих сил совершенно недопустима, не для этого разваливали Советский Союз. А тут все пошло у России, Казахстана и Белоруссии так серьезно и так быстро, что в Белом доме или в каких-то других глобалистских штабах, наверное, крепко задумались и зачесали в затылках. Да еще последние решения саммита Организации Договора о коллективной безопасности (еще одной интеграционной структуры -- в более расширенном составе) о том, что военные силы ОДКБ будут применяться не только в случае военной агрессии против одной из стран-участниц, но и в случае угрожающих политической стабильности внутренних конфликтов. Это уже ответ ОДКБ на события «арабской весны». Использование военной силы, да еще межгосударственной, против гражданского населения – это, конечно, плохо. А разве хорошо, когда горстка горлопанов под лозунгами свободы и демократии расшатывает ситуацию и практически навязывает свою волю остальным 99% населения страны?

Ведь по сути сейчас любая так называемая «революция» в тех же постсоветских странах – это приведение к власти политиков либеральной и откровенно прозападной ориентации, полное закабаление страны. И если нужно привести западников к власти, то так называемые «цивилизованные страны» не остановятся перед бомбардировками, прямым военным вмешательством, гибелью мирного населения, как это было в Ливии. Недаром Конгресс США недавно обсуждал вероятность повторения североафриканских и ближневосточных событий в странах Центральной Азии. Это сигнал тому же Назарбаеву!

-- Похоже, что начиная говорить о ситуации в языковой сфере, мы неизбежно приходим к политике.

-- Стенания о бедственном положении казахского языка – это инструмент большой политики. Проще всего ослабить страну, спровоцировав в ней раскол, а еще лучше – создав хаос. А в такой многонациональной стране, как Казахстан, это лучше всего сделать, посеяв межнациональную вражду. Совсем не случайно и противники Таможенного союза и защитники казахского языка (практически одни и те же лица) грозят властям массовыми акциями протеста. Здесь устремления внешних сил накладываются на устремления сил внутренних, оппонирующих Назарбаеву в борьбе за верховную власть.

Есть Мухтар Аблязов и бывший зять президента Рахат Алиев, направляющие, и, возможно, финансирующие оппозицию из-за рубежа. Там же за границей находится и беглый бывший премьер Акежан Кажегельдин, пока затихший, но, наверное, не отказавшийся от своих притязаний на президентское кресло. Есть внутренние олигархические группировки, которые сами не прочь завладеть Ак Ордой (резиденция президента). И все они понимают, что ослабить власть можно только расшатыванием ситуации.

К спорам о языках добавьте летние случаи самоподрыва террористов - смертников в Актобе и в Астане в зданиях или у зданий комитета национальной безопасности. Вспомните недавнее убийство полицейских в одном из сел Актюбинской области, а затем кровавую бойню спецназа и вооруженной банды, скорее всего религиозных экстремистов близ села Шубарши. В этом же ряду и беспрецедентная, уже четырехмесячная забастовка рабочих нефтяных месторождений в Мангистауской области, которую многие аналитики связывают не только с трудовым конфликтом рабочих и работодателя, но и с сепаратистскими настроениями на западе Казахстана. Все эти события происходят на фоне усиленно распространяемых слухов об ухудшении здоровья президента, а также в преддверии предстоящих в следующем году парламентских выборов. Добавьте сюда непрекращающийся рост цен, особенно взлет стоимости бензина, который также объясняют вхождением Казахстана в Таможенный союз. Вот такая получается весьма тревожная картина.

-- В таких случаях рекомендуется всегда задавать вопрос: кому выгодно?

-- Вопрос о языке – это средство политической борьбы. Прежде всего, это инструмент подогрева антирусских и антироссийских настроений в обществе, инструмент торможения интеграционных процессов Казахстана с Россией и Белоруссией. Это также инструмент дестабилизации обстановки в Казахстане с целью борьбы за верховную власть. В этом случае действительно язык может довести до Астаны, а еще точнее – до Ак Орды. Не зря один из политиков в республиканской прессе открыто заявил, что казахский язык получит свое развитие только тогда, когда будет отстранена от власти космополитичная, компрадорская, пророссийская верхушка…

Яснее не скажешь. А ведь еще год назад подобные открытые высказывания, причем из уст совсем не ярого оппозиционера, трудно было представить. Смелеют ребята, видимо, «крыша» мощная.

В этой ситуации политических силам, да и всему народу Казахстана требуется мудрость, выдержка и спокойствие. К сожалению, на эту «удочку» попались и некоторые деятели славянских и русских организаций. После обнародования планов министерства культуры и «письма 138-ми» от них пошли резкие высказывания, затрагивающие вопросы истории, о том, что, дескать, и государства у казахов никогда не было, и письменности и т.д… Да и вообще, какой язык может быть у «потомков чабанов», зачем он вообще нужен? Это либо абсолютно безответственные заявления, либо невежественные, что еще не так страшно. Гораздо страшнее, если они ведают, что творят, поднося спичку к костру.

-- Давайте теперь поговорим о самом языковом вопросе.

-- На мой взгляд, никакой проблемы казахского языка в Казахстане нет. Все познается в сравнении. Казахский язык имеет статус государственного. Практически во всех органах власти более 90% госчиновников – казахской национальности, в том числе и в регионах, где преобладает русскоязычное население. И это уже не вызывает какого-то отторжения или непонимания русских. Это воспринимается вполне нормально. В силовых и правоохранительных органах эта пропорция еще выше – до 95%. Занимающие какие-то руководящие посты русские «зашли» на госслужбу еще в советское время, или в начале суверенных лет. Есть и молодежь, но ее мало и она на невысоких должностях.

С 2012 года попасть на госслужбу, не владея казахским языком, станет совсем невозможно. Первым испытанием для соискателей будет так называемый «Казтест» - тестирование на знание казахского языка. И эта новация также не вызывает никаких возмущений. Постоянно растет число школ с казахским языком обучения, их число уже в целом превзошло количество школ с русским языком обучения. В каждом крупном населенном пункте организуются детсады с воспитательным процессом полностью на казахском языке. И это совершенно правильно, обучение языку нужно начинать с малых лет. Группы, отделения, факультеты на казахском языке в вузах – не сосчитать. В стране более 100 государственных центров изучения казахского языка, есть и частные. Издаются сотни газет на государственном языке, есть такая даже эротического содержания…

На казахстанских телеканалах соблюдается пропорция 50 на 50, т.е. время эфира на казахском языке должно быть не менее половины. Поэтому тот, кто говорит, что за 20 лет независимости ничего не сделано для развития казахского языка – по меньшей мере лукавит, по большей – откровенно врет. Работа проделана огромная. Особенно это становится понятно, если углубиться в историю.

-- И что же нам говорит история?

-- Казахстан действительно был единственной союзной республикой, где язык коренной нации практически не изучался и не был востребован. Я родился в Казахстане, в Алма-Ате. Затем получилось так, что несколько лет довелось пожить на Украине, там и пошел в школу. Украинская «мова» изучалась там с первого класса. До сих пор храню школьные тетрадки по этому предмету, в том числе – с первым сочинением на тему «Моя Батькiвщiна – Союз Радяньских Социалистiчних Республiк». В конце пятого класса семья вернулась в Казахстан, теперь поселились в Усть-Каменогорске. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что казахский язык здесь не изучается. А до этого было опасение – как же буду учить этот предмет? Но опасения оказались напрасными, в аттестате в графе «казахский язык» каллиграфическим почерком выведено – «не изучался».

Не изучался язык и в энергетическом техникуме, и на историческом факультете пединститута, где я продолжил свое образование. Только недавно удалось узнать, что изучение казахского языка в русских школах было отменено министерством просвещения Казахской ССР еще в 1955 году! В то же время во всех других союзных республиках изучение национальных языков продолжалось. Так что – русские, проживавшие в Казахской ССР, виноваты в этом, что ли? Или пресловутая «рука Москвы»? И такие деятели как Мухтар Шаханов, Жармахан Туякбай, Газиз Алдамжаров почему-то молчали в то время, не били тревогу по поводу забвения казахского языка, а делали творческую и партийную карьеру, занимали теплые и сытные должности, получали квартиры, награды. Никто из них не возмущался, почему, например, на съездах Компартии Казахстана не было выступлений на казахском языке, а первый секретарь ЦК КПК Динмухамед Кунаев даже не утруждал себя дежурным приветствием «Кyрметте жолдастар – дорогие товарищи» в начале своего доклада.

А теперь они превратились в ярых борцов за казахский язык, обвиняют во всем «колониальную политику» Кремля. А чего же тогда молчали-то? При этом в Казахстане издавались газеты на казахском языке, работали Казахское радио и телевидение (причем, в каждой области), миллионными тиражами выпускались книги, в том числе – русская и мировая классика на казахском языке. Но все это было совершенно не востребовано и большей частью шло в макулатуру. И так продолжалось до декабрьских событий 1986 года.

Потом все заговорили о необходимости изучения казахского языка, стали создаваться казахские школы. Но поначалу все это делалось больше для галочки, ведь реально не было даже преподавателей, учителями казахского ставили любых предметников, хоть мало-мальски знающих язык. Долгое время не решалась проблема учебников, уже в 2000-е годы на выпускные классы приходилось всего по несколько книжек, которые передавали друг другу. И только сейчас можно сказать, что условия для развития и изучения языка наконец-то созданы.

Такова реальность. Не учитывать ее, заниматься какими-то ультрареволюционными призывами – это политиканство. Нужно учитывать еще громадную инерцию советского периода. Ведь даже нынешние сорокалетние еще заканчивали школу, в которой казахский язык не изучался. А тридцатилетние учили его, как попало, для проформы. Почему же эти деятели не учитывают такие факторы? Советской инфраструктурой они пользуются, за счет нее, по большому счету, и живет экономика, а в общественно-политической жизни эту инерцию в расчет они не берут.

-- Ультра-националисты говорят: прошло 20 лет – за это время можно было выучить язык...

-- Да, 20 лет – по меркам человеческой жизни срок немалый. И спрашивать за незнание языка за это время было бы можно. Если бы это были 20 лет социализма и плановой экономики. В таких условиях государство могло бы отправить всех за парту с отрывом от производства и сохранением зарплаты. Но пусть эти деятели вспомнят – какие это были 20 лет! Безработица, неплатежи, нищета, борьба за выживание. Разве эти условия самые подходящие для изучения языков?! А когда учить язык малому предпринимателю, работающему без выходных и отпусков? Жестокие условия нашей реальности, когда каждый выживает как может, не дают людям возможности даже лечь в больницу, полечиться. Для многих это невозможно, это означает сойти с дистанции. Какой в этих условиях еще язык? Это не попытка оправдания, это реальность. И о ней знают радикалы.

Они не хотят видеть, что число русских и лиц других национальностей, изучающих казахский язык, неуклонно растет. В Восточно-Казахстанской области уже несколько лет проводится форум молодежи неказахской национальности, владеющей казахским языком. Парни и девчата прекрасно говорят, и этот процесс будет продолжаться. Молодежь, которая твердо решила связать свою судьбу с Казахстаном, хорошо понимает, что без знания языка продвинуться невозможно. Никаких разговоров о том, нужен или не нужен казахский язык - в обществе больше нет. И этот перелом общественного сознания – самое важное достижение двух десятилетий независимости в языковой сфере.

Знание русского языка подавляющим большинством казахов – это несомненное конкурентное преимущество Казахстана. Сохранение русского языка и сферы его применения позволяет Казахстану легко интегрироваться в тот же Таможенный союз или Единое экономическое пространство. Настанет время, когда большинство жителей Казахстана будет знать казахский язык, будет владеть двумя языками. Этот процесс уже необратим, но необходимо время. Можно принять десятки законов, указов, но реальность этими указами не изменить. Такими неуклюжими действиями можно только дестабилизировать обстановку, помочь кому-то прийти к власти, парализовать экономику, посеять хаос.

-- Понимают ли все это казахстанские политики, и прежде всего те, от кого зависит принятие решений, определяющих стратегию развития страны?

-- Хотя Ленин сейчас не в чести, но, наверное, стоит вспомнить его совет: «Лучше пересолить в отношении малой нации, чем недосолить». В Казахстане сейчас казахский народ стал большой нацией, государствообразующей, управляющей своей страной. Русские, несмотря на свою многочисленность, в рамках Казахстана стали «малой нацией». Наверное, большой нации стоит «пересолить» в отношении малой нации.

«Казахский язык был и остается основным языком нашего государства. Но нужно помнить, что одним из главных достижений нашей независимости является межнациональное согласие. А в наших условиях межнациональное согласие, я думаю, вы согласны со мной, основывается на возможности и праве многих казахстанцев говорить на русском языке. Считаю, что искусственно нагнетаемая дискуссия на эту тему негативно влияет на состояние стабильности в обществе», - сказал на днях по поводу языковых страстей председатель Сената парламента Казахстана Кайрат Мами. К этим словам ответственного государственного руководителя трудно что-либо добавить.


Просмотров : 3921   Комментариев: 8

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 29 сентября 2011 17:12

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ