« Ноябрь, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Целостность Руси: новое прочтение

Святослав первый получил не скандинавское имя. Описка.

ярусский

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите пожалуйста причину конфликта

полина

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите причину конфликта

полина

Правда истории: вермахт, как и СС, массово убивал и насиловал

Для фашистского ублюдка вроде тебя, Сталин , конечно, хуже.

Сын Сталина

Северный морской путь не должен стать ареной конфликтов

Слава героям. Авжеж з Нiмеччини так добре бачити, що там на Пiвднi?

Igor

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Если бы было с чего сходить!

Роланд

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Весело там у вас)

Александр

Дмитрий Франк: «Турция является дополнительным коридором проникновения экстремистских сил в Центральную Азию»

В последнее время аналитики все чаще обсуждают тему влияния Турции в республиках Центральной Азии и, в связи с этим, политику неоосманизма, о которой все чаще говорят применительно и к Турции, и к президенту Реджепу Эрдогану. Наш собеседник — Дмитрий Франк, преподаватель Павлодарского государственного педагогического института, директор Центра Ассамблеи народа Казахстана и Евразийской интеграции, магистр социологии (Республика Казахстан)

— Каковы, на ваш взгляд, главные цели политики Турции по отношению к Центральной Азии?

- Прежде всего, нужно отталкиваться от ситуации сегодняшнего дня- это регион где столкнулись интересы крупных политических игроков — России и Китая, кроме того, Шанхайская организация сотрудничества активизирует здесь свою деятельность, в особенности в области экономики и безопасности. Турция и так много усилий уделяла западному направлению и вопросу вступлению в Европейский союз. В особенности после провала есть стремление в Центральной Азии возглавить формирование «Великого Турана». До недавнего времени можно было говорить, что страны региона — второстепенная цель Турции в связи со стратегической целью интеграции со странами Е. С. Но проблемы, связанные с «сирийским котлом», усиление действий оппозиции, в том числе военной, собственно в самой Турции дают возможность предположить актуализацию интенсивности отношений со странами Центрально-азиатского региона.

В плане перехвата инициатив РФ, Турция учитывает и особенности отношений с Россией, которая является важнейшим экономическим партнером. До обострения отношений во внешней торговле Турции Россия занимала второе место с оборотом более 30 млрд. долларов. Таким образом, невыгодно Турции явственно противопоставлять себя как конкурент в этом вопросе в пику России. И инициатива последнего времени, исходящая от президента Турции о возобновлении нормальных полноценных политико-экономических отношений с российской стороной, тому подтверждение.

Какие-то явные, крупные проекты Турции, которые будут действеннее того что реализуется в рамках ЕАЭС, отсутствуют, или, по крайней мере, не так масштабны. Например, турецкий проект «Шелковый путь» с целью увязывания азиатского и европейского рынков, в том числе возможность переброски углеводородов Каспия в Европу — достаточно критически можно отнестись к его реальному претворению в жизнь.

Опять использовать так называемую «мягкую силу» во внешней политике Турции — вот более практически реализуемые варианты ее действий. Несмотря на некоторое внешнее охлаждение отношений между Турцией и США, Анкара продолжает оставаться своеобразным «коридором» скрытой, косвенной политики и влияния Вашингтона в Центральной Азии, в том числе, и в РК.

События последнего времени, усиление позиций Эрдогана и его репрессивные меры в отношении явных или мнимых заговорщиков/участников недавней попытки переворота в Турции позволяют предположить усиление проблем в отношениях стран ЕС и Анкары, что усилит позиции США.

— В каких сферах наиболее ощутимо влияние Турции в Казахстане?

- Турецкий капитал прочно обосновался в Казахстане, объем взаимного товарооборота на 2015 год составил более 3,6 млрд. долларов в сфере ввоза/продажи товаров народного потребления, медицины, фармацевтики, строительства.

Турецкие товары зарекомендовали себя как достаточно качественные, которые дешевле европейских и гораздо лучше китайского ширпотреба.

Турция активна и в образовательной сфере — в РК на сегодняшний день действуют более трех десятков казахско-турецких лицеев. Правда, данная сеть лицеев не вся работает от лица официальной Турции, идет частичное финансирование Фетхуллахом Гюленом (не без участия Госдепа США), которого Эрдоган обвиняет в экстремистской религиозной и, в конечном счете антиправительственной пропаганде. В данном случае мы можем с определенной долей уверенности говорить о еще одном негласном присутствии в Казахстане и влиянии на Казахстан.

В вопросе о закрытии «турецких» лицеев официальная Турция стоит на однозначной позиции в связи с конфликтом с их негласным куратором Фетуллахом Гюленом — прекратить их деятельност. В Казахстане, где финансирование КТЛ идет из местного бюджета, а значит, они являются подконтрольными казахстанским органам власти, лицеи продолжают действовать. Между тем, остается проблема реального влияния на учеников, в частности, в вопросе становления мировоззрения, системы ценностей и т. д.

Да, лицеи дают высокий образовательный результат и возможность успешного поступления в вузы. Но с другой стороны, постоянно поступают сведения, которые старательно «заминаются» администрациями КТЛ о влиянии наставников на учеников в плане формирования таких взглядов, которые являются платформой восприятия «исламского протестантизма» -"мягкого ислама", реализуемого учением Гюлена и его движением «Хизмет».

Интересна закономерность — критика КТЛ идет в основном из южных регионов. Вполне возможна ситуация, что в ряде лицеев, действительно, образовательная деятельность проводится так, что нет возможности уличить их в деструктивной деятельности, но в других регионах (юг), где население более подвержено влиянию различных фундаменталистских идей, эти лицеи такую деятельность осуществляют. Деятельность наставников очень ненавязчива — её тем более трудно фиксировать, так как ученики живут и учатся почти под их круглосуточным наблюдением, и родительское влияние/контроль весьма ослаблены.

Для Казахстана проблема конфликта Гюлена с Анкарой, точнее с Эрдоганом вторична — важнее то, что выпускники лицеев с течением времени начинают играть всё более значимую роль в жизни РК, вплоть до занятия важных и ключевых мест/постов во власти, бизнесе и т. д. Таким образом, часть их участвует в продвижении исламизации региона, они являются трансляторами идей движения «Хизмет» и, собственно, опять же, усиления влияния США в Центрально-азиатском регионе. США старается использовать «коридор влияния» как через Гюлена, так и через официальную Анкару.

— Какие методы применяет Турция для упрочения своего влияния?

- Конечно, это политика так называемой «мягкой силы», о которой заявляет и сама официальная Анкара. Применяя принципы доктрины «ноль проблем с соседями» на сегодняшний день можно рассматривать цепь действий вмешательства во внутренние дела соседних государств. Первичные последовательные волевые решения Эрдогана на посту главы государства обеспечили Турции позитивный политический имидж, в особенности в Западной Европе, но последний период показывает хаотичность действий Эрдогана и разрыв его оценки действительности с реальностью — ну, не является он лидером тюркских народов, как бы это ему не хотелось…

— Как настроено общественное мнение по отношению к неоосманизму?

- Откровенно говоря, большинство населения не представляют вообще что это такое «неоосманизм», а те, кто как-то разбирается и информирован о политике Турции, большей частью не считают что этот курс Анкары глобально повлияет на окружающие регионы в виде какой-то экспансии (неважно, в территориальном или в экономическом плане). Время Османской империи прошло. А нынешний правящий режим вообще стоит перед проблемой сохранения целостности Турции, он практически провалил ускорение процесса вхождения в ЕС.

— Есть ли партии, прямо поддерживающие политику Эрдогана?

- В Казахстане нет политических партий, откровенно симпатизирующих и публично декларирующих поддержку политики президента Турции. Существует общая позитивная направленность практически всех политических сил РК в плане дальнейшего развития отношений с Турцией в экономической и культурно-образовательной сферах.

— Как относятся к самой фигуре Реджепа Эрдогана?

- В Казахстане есть сбалансированная оценка президента Турции официальной Астаной. Телеграмма Н. Назарбаева с соболезнованием семьям погибшим во время попытки госпереворота тому подтверждение: в её тексте прямо обозначается статус руководства страны как «демократически избранного». Общественное мнение неоднородно. Это, с одной стороны, большей частью, русскоязычное население, находящееся под большим влиянием российских СМИ, которые считают Эрдогана прямым пособником терроризма, в том числе и ИГИЛ, имеющего с ним общий бизнес. А с другой стороны — представители казахского населения, которое, в какой-то степени инерционно, памятуя о долговременных позитивных отношениях между Турцией и Казахстаном: они экстраполируют их на саму персону президента Турции.

— Несет ли риски для Казахстана активизация Турции в Центральной Азии?

- На мой взгляд, надо обратить внимание на риски, которые исходят, скорее не от самой Турции, а от других сторон, транслятором действий которых Турция и является. Конечно, в первую очередь, это США и их сателлиты. Турция является дополнительным коридором проникновения экстремистских сил в Центральную Азию.

Просмотров : 4639   Комментариев: 0

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 18 августа 2016 10:37

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ