« Апрель, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Зачем глобалистам биологическая война?

А номер петиции можна?

Саныч

Народ США -- главная жертва безумных экспериментов с коронавирусом Covid-19 правительства Обамы

Думаю, что если даже 10 процентов сказанного правда, Трамп не упустит своего и рассчитается с демократами по полной

Ford

Народ США -- главная жертва безумных экспериментов с коронавирусом Covid-19 правительства Обамы

Кто б сомнвался, что хиларисты могут радо власти даже яедрную войну начать, а тут какой то коронавирус

Александров

На смерть города корабелов Николаева

А он точно русский, раз позволяет себя хохлам гнуть?

Beltar

Пару слов в защиту Китая и о некоторых глупостях в России

Блестящая статя!

Авиатионизм

​Чудовище из лабораторных пробирок

Надо понять, кому выгоден этот коронавирус. Пока неясно, инфы мало.

Сергей

Улдис Осис: в Брюсселе неразбериха, а в Риге грядёт революция...

В государственном управлении Латвии царит неразбериха. Риге нужен «большой взрыв». Это лозунг не начинающих революционеров, и даже «неграждан». Это говорит бывший министр финансов Латвии, один из основателей «Латвияс цельш», доктор экономики, глава фирмы «Konsorts» Улдис Осис.

-— Господин Осис, недавно в интервью «Открытому городу» глава Банка Латвии Илмар Римшевич назвал цифру внешнего долга Латвии — 40% от ВВП. Что вызывает особое беспокойство, так как это тенденция: в 2007 году внешний долг Латвии составлял 8%, а сейчас — 40%. То есть менее чем за 10 лет он вырос в пять раз. Насколько это опасно?

Вы знаете, самые эффективные, самые успешные компании международного уровня либо не пользуются кредитами вообще, либо пользуются, но в очень небольшом объеме. И то, что у государства большие долги, говорит о плохом управлении — или оно в каких-то элементах неправильное, или оно вообще плохое.

-- Предприятия обычно берут кредиты для развития, в случае же с нашим государством о развитии речь не шла — деньги пошли на затыкание дыр. Это так?

Частично так. Кстати, на практике и предприятия нередко берут кредиты, чтобы отдать предыдущие долги. У государства точно так же. Когда занимают, к примеру, у Международного валютного фонда, чтобы профинансировать бюджетный дефицит, то, может быть, это и хорошо, если дефицит связан с повышенными в какой-то период затратами на развитие. Например, на строительство дорог или какой-то другой инфраструктуры, на поддержку предприятий, инвестиции в образование. То есть в те отрасли, где мы можем подсчитать, какая будет отдача: скажем, государство занимает 100 миллионов евро, и они в течение 5−10 лет окупятся, а потом будут давать уже дополнительную прибыль. Тогда это обоснованно. Но даже в этом случае мы должны понимать, что повышенные долговые обязательства все равно ведут к менее стабильной финансовой ситуации.

-- И все-таки 40% внешнего долга — это опасно?

Знаете, для одного государства может быть так, что 20% — это плохо, а для другого и 100% — ничего страшного. Все зависит от внутренней стабильности экономики и от качества экономического развития. Что такое 40% для Латвии? Признаться, я не могу прямо сейчас подтвердить это расчетами, но у меня такое чувство, что повышение уровня долга было бы очень неблагоприятно для Латвии, потому что наша экономика нестабильна. У нее очень много недостатков и на микро, и на макроэкономическом уровнях, начиная с планирования.

Скажем, в финансовом планировании, в фискальной политике — полнейший беспорядок и неорганизованность. У нас множество планов развития — и «Латвия-2030», и «Латвия — национальный план развития 2020» (NAP-2020), и другие, — но все они между собой очень плохо взаимосвязаны, делались в разное время, в разных министерствах, вы даже не найдете все это в одном месте. Например, NAP-2020 — это среднесрочный план, в нем есть макроэкономика, ВВП, всевозможные макропоказатели, но почти никаких финансовых цифр там нет. Финансовые показатели фигурируют в Программе финансовой стабильности, которую потребовал Брюссель. Там очень много финансовых цифр, бюджет, лимиты, сколько можно занять и так далее. Но оба эти плана никак не связаны. Как это может быть, это полнейший абсурд!

-- Куда же тогда смотрит Брюссель?

А в Брюсселе такой же беспорядок, и нередко оттуда неразбериха и начинается.

-- Понятно, что долг Латвии так стремительно вырос из-за финансового кризиса 2008−2009 годов. Но есть ли у нас шанс сократить задолженность в обозримом будущем?

Снизить ее очень сложно. Экономика развивается медленно. Так называемая «история успеха» — это чистейшая сказка, нет никакой «истории успеха». ВВП с 1995 года по наше время рос, с учетом глубокого падения при финансовом кризисе, в среднем по 2,7% в год. Никакой «истории успеха» не существует, а есть, прямо скажем, слабая экономика, которая развивается очень вяло.

Поэтому, если мы говорим о развитии, то когда государство выпускает еврооблигации на 10 миллионов евро, должно быть какое-то обоснование, на что конкретно пойдут эти деньги. А чтобы просто рефинансировать долг, большого ума не надо.

Вот я читал в прессе, что кому-то в Банке Латвии платят огромные деньги за финансовые манипуляции — он занимает деньги где-то под более низкие проценты, чтобы оплатить более высокие проценты. Извините, но это элементарнейшая задача, которая не требует особой квалификации, таких операций только в Европе, я не говорю в мире, на микро и макроуровнях производятся в день сотни тысяч, и справляются с ними обычные клерки. Как это делать, мне показала еще в 1991 году жена почетного консула Латвии в Брюсселе, ныне покойного Нила Далмана. Причем она не была никаким финансистом. Я очень удивился: «Неужели это так элементарно, и вы все можете сделать?» Она говорит: «Господи, я всю жизнь это делаю, играю на процентах».

А у нас это преподносится как сумасшедшая квалификация. Вот если бы эти люди были такой квалификации, что могли бы подготовить убедительную программу развития инфраструктуры, продвинуть серьезно вперед образование по биологии и химии, сделать лаборатории европейского уровня, чтобы студенты и профессора проводили исследования для компаний и науки, то это действительно дорогого стоит.

Путем латания дыр дальше продвигаться невозможно…

-- Неприглядную картину вы рисуете: планы не стыкуются, специалисты с правительством не стыкуются…

У нас даже основные законы нужно полностью переписывать, потому что, допустим, закон о бюджете и финансовом управлении принят, в 1994 году. С тех пор его корректировали более 30 раз. Этот закон уже напоминает залатанный асфальт на улице — из кусков каких-то. То есть и тут нет единой системы. Очень трудно создать достаточно большую рабочую группу специалистов из разных областей, которые вообще имели бы традицию командной работы и совместно смогли что-то сделать.

-- Но в Эстонии же получилось, почему у нас не получается?

Другой народ, другая история, другие традиции, несмотря на во многом общую историю. У них Финляндия рядом, и оттуда они очень много позаимствовали, финские специалисты на уровне министерств им помогают.

А у нас… Мне приходилось участвовать в межминистерских рабочих группах, вы знаете, какой это кошмар?! У каждого своя установка. Вот, например, пару лет назад одна межминистерская группа рассматривала предложение со стороны предпринимателей об изменении нормы, чтобы мотивировать инновации. Вы знаете, полдня спорили и в небольшую норму с большим трудом удалось как-то втиснуть то, что устроило всех. Настолько трудно договориться из-за неорганизованности всей системы планирования, отчетности, финансовой системы и так далее.

Мне кажется, что нужен какой-то «большой взрыв» и в Латвии, и в Европе, чтобы что-то начало меняться. Путем латания дыр дальше продвигаться невозможно. Их уже столько, залатанных и не залатанных, что с трудом кто-то разбирается, что законно делать, что незаконно, что правильно, что неправильно, что обоснованно, что нет.

-- Говоря о «большом взрыве», вы имеете в виду революцию?

Капитальный кризис, какой был в 1920-х годах… Он разорвал последние узы, которые мешали развитию свободной мировой торговли, регулируемым потокам капитала и передвижению людей. Он дал импульс крушению колониализма.

-- А потом придет Улманис?

Кто его знает, кто придет. Всякое может быть. Я не исключаю, что придет какой-то авторитарный режим, который, может, и неплохо, что какое-то время будет. Смотрите, новая, современная Европа началась после чего? После Французской революции и Наполеона. Но потом все всё равно возвращались к демократии, но уже на другом уровне.

Просмотров : 1082   Комментариев: 0

Автор: Татьяна Фаст, Владимир Вигман

Дата публикации : 26 сентября 2016 15:01

Источник: Источник

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ