« Апрель, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Саудовскую Аравию ожидает большая война

Эти арабские монархии потеряли берега. Пора помочь их найти

Кирилл

Саудовскую Аравию ожидает большая война

Китаю выгодна ликвидация саудитов

Кузовков

Об источниках великих русских Смут

Ты веришь в то, чего нет.Факты тебя не интересуют. А жаль!

ярусский

Валерий Демидов: «Стратегическому партнерству России и Казахстана альтернативы нет!»

На круглом столе «Россия и Казахстан: новый этап стратегического сотрудничества» наш постоянный эксперт, д. и. н., профессор, заведующий кафедрой гуманитарных основ государственной службы Сибирского института управления-Филиала РАНХиГС при Президенте Р. Ф., член международного экспертного клуба «Сибирь-Евразия» Валерий Демидов рассказал о стратегическом партнерстве России и Казахстана, которое является мощным фактором стабильности в Евразии:

-- В этом году отмечается 550-летие казахской государственности. Как принято считать, именно в 1465 г. образовалось Казахское ханство. Летописцы тогдашних времен вряд ли оставили свои аналитические комментарии о данному поводу. Однако два момента нам следует здесь учитывать. Во-первых, большинство значимых событий признаются таковыми не в момент свершения, а гораздо позже. Объясняется тем, что важность эпизода определяется не эмоциональной реакцией современников, а масштабами порожденных им следствий, проявляющихся лишь по прошествии времени. Во-вторых, так же, как значимость события получает адекватную оценку в ретроспективе, нередко его следствия более отчетливо проявляются за пределами страны, в которой оно произошло, а не в ее рубежах.

Большое видится на расстоянии, гласит старая истина, и с ней сложно не согласиться. И действительно. Из всех акторов международных отношений на переломе XV—XVI вв. еков в пределах той части континента на современной политической карте присутствуют фактически только Государство Российское и Республика Казахстан. Остальные сошли на нет и канули в лету. А тандем Казахстана и России сегодня, по словам посла Казахстана в Москве Г. Оразбакова, стал прочным фактором стабильности и развития на огромном евразийском пространстве.

Вспомним череду ярких событий, которые привели к кардинальным изменениям в геополитическом ландшафте средневековой Евразии. Падение Константинополя и возвышение Османской империи, которая прервала или стала жестко контролировать традиционные торговые пути. Последовавшие затем Великие географические открытия. Деградация и распад Золотой орды. Подъем и усиление Русского государства в правление Ивана III Великого. Активное участие его преемников в разделе и переделе «ордынского наследства» и т. д. Русские осваивают Среднее и Нижнее Поволжье, дельту Волги и проникают на Яик. Контакты с казахскими племенами становятся постоянными и устойчивыми. Они протекали, как говорят ныне, в разных форматах и на различных уровнях, но никогда не отличались открытой враждебностью и лютой ненавистью.
Взаимодействие строилось на учете реальных интересов и взаимовыгодной основе, диктовалось экономической пользой и внешними угрозами. Представляется, быстрому и успешному освоению русскими Сибири способствовало и то примечательное обстоятельство, когда казахская степь десятилетиями сдерживала или ослабляла грабительские набеги на русские поселения джунгаров и других воинственных народов из Средней Азии. В свою очередь казахи получали с севера не только дипломатическую поддержку, но и достижения и технологии общеевропейской цивилизации. Неслучайно, европейские страны узнали о существовании Казахского ханства через русские источники. Иными словами взаимодействие между русским и казахами имело и имеет многовековую и позитивную историю. В этих условиях вопрос о границах решался по-народному мудро. Казаки строили острог с церковью и считали это место Россией. Казахи кочевали, признавая пастбища своей землей. Как-то вместе уживались, хотя бывало всякое.

С начала XVIII века российско-казахские связи усиливаются. Стартует постепенный процесс установления российского протектората над казахскими жузами. Взаимные контакты принимают иной характер, чем прежде. Казахские территории медленно, но верно включаются в общероссийский экономический рынок. В степь проникают элементы капиталистических отношений. Под их влиянием казахское общество модернизируется, в нем нарождаются новые социальные слои и силы. Представители казахской элиты инкорпорируются в российский политический процесс и институты, занимая в них достойное место. Достаточно упомянуть, для иллюстрации, члена партии кадетов А. Букейханова, который был избран депутатом в I Государственную Думу. Радужную картину омрачило, пожалуй, только восстание 1916 г., которое имело не только антиимперский характер, но моментами и антирусскую направленность. Революционный 1917 год и гражданская война в значительной степени изменили его формат, разведя участников по разным сторонам баррикад. Так, один из лидеров восстания в Тургайской степи, а затем сторонник Советской власти А. Иманов был арестован алашордынцами, имевших тесные контакты с дутовцами и прочими русскими белогвардейцами, и расстрелян в мае 1919 г.

Существовала ли разумная альтернатива включению в состав Российской империи для народов Средней Азии и Сибири? Ответ однозначный. По крайней мере, данный вопрос обсуждался и решался в теории весьма своеобразно. Так, в 1912 г. якутский писатель А. Кулаковский обратился к улусной интеллигенции с письмом. «Предаться Америке, Японии, Китаю? — писал он, — Нет, — эти номера не проходят: те нас быстро задавят в борьбе за существование, а белоглазый и большеносый нуча… гораздо ближе нам, милее и родственнее их, он такой же отсталый полудикарь, как и мы, наивный добряк, не способный обижать нас». А далее следовало любопытное уточнение, что якут мог бы водить его за нос при одинаковом культурном уровне, как ему вздумается. Можно спорить до бесконечности о том, кто кого обводил вокруг да около, но в отсутствии железной логики автора письма не упрекнешь. Недаром он призывал соплеменников к «культивизации и слиянию с русскими».

В советский период, как известно, в составе Союза была образована Казахская ССР, или просто Казахстан. Значение этого факта в судьбе казахской нации трудно оценить одним штрихом. Начнем издалека. В конце 1979 г. китайские газеты «Женьминь жибао» и «Гуаньмин жибао», затем теоретический журнал ЦК КПК «Хунци» и пекинский официоз «Бейцзин ревью» опубликовали статью Чжоу Эньлая «О некоторых вопросах национальной политики нашего государства». В основу текста была заложена неопубликованная речь Чжоу от 4 августа 1957 г. в Циндао. Ее обсуждение состоялось на специально созванном совещании в Пекине в январе 1980 г. Под предлогом, что китайская история отличается от обстановки в России, Чжоу Эньлай отверг право наций на самоопределение и ратовал только за региональную автономию.

Те, кто стремились использовать в национально-государственном строительстве опыт СССР рисковали оказаться в числе сепаратистов. Участник упомянутого совещания в Пекине Дэ Линь откровенно заявил: «Некоторые товарищи думали некритически копировать опыт Советского Союза, хотели образовать народные республики, используя названия типа „…стан“. Выступления председателя Чжоу имело большое значение для лечения этой болезни». (Жэньминь жибао. — 1980. — 15 янв.) Отталкиваясь от этого довода, через аналогии и сопоставления можно прямиком прийти к заключению, что благодаря национально-государственному строительству в советскую эпоху, современный Казахстан приобрел сегодняшние контуры своих границ.

В конце 1991 г. уже независимый Казахстан стал геополитической реальностью. В его становлении выдающую роль, бесспорно, сыграл президент Н. Назарбаев. Тем не менее, для справедливости подчеркнем, что позиционирование Республики как состоявшегося государства не могло получиться без наличия и переплетения глубоких исторических корней, вековых традиций в развитии компонентов государственности в той или иной форме, адаптации к меняющимся условиям и строительстве партнерских отношений с Россией. Спустя какое-то время много шума наделала фраза В. В. Путина, произнесенная на молодежном форуме «Селигер-2014» о том, что у казахов не было государственности никогда, а Н. Назарбаев ее создал. Конечно, правильнее было бы в данном случае употребить термин «современное государство».

Западные политологи порой склонны выставлять инициаторов создания Таможенного союза в качестве авторитарных правителей, а режимы в их странах трактовать как суперпрезидентские, а то и вовсе султанистские. Отнесем данные инсинуации и оценки на совесть авторов. Обратим внимание на другое важное обстоятельство. Если три лидера встречаются вместе для обсуждения интеграционной повестки, то представляют собой просто эталон в соблюдении демократических процедур и международного права. «Когда президенты Казахстана, России и Белоруссии собираются, — свидетельствовал 25 августа 2014 г. Н. Назарбаев, — если один против, то никакого решения не принимается. Это называется консенсус. У всех равные права…»

По их поручению создаются и действуют различные комиссии и экспертные группы, идет процесс подготовки проектов и согласования интересов и деятельности в разных сферах. Представляется, что отработанные здесь стереотипы политического поведения и накопленные навыки с межгосударственного уровня рано или поздно перейдут вниз и положительно отразятся на функционировании внутренних государственных институтов и политической культуре. Можно, правда, посетовать на пока ограниченное влияние и черепашьи темпы перемен. Однако, как философствовал один из малайских премьеров, слишком широкая дорога к демократии ведет к краху государства, распаду семьи и гомосексуализму.

Дальнейшие успехи и процветание России и Казахстана, а также развитие партнерских отношений между ними в значительной степени будут зависеть не только от исполнения амбициозных стратегий и программ, наподобие «2050» и т. п., но и от этнополитической ситуации и атмосфере по обе стороны общей границы, протяженностью в 7 тыс. км. В этом плане решение возникающих здесь проблем видится на базе развития и усиления приграничного сотрудничества, в целом интеграционных процессов в различных форматах и уровнях, будь то в рамках Таможенного союза или ШОС. Уже сейчас можно констатировать, что достигнутый уровень интеграции сделал утопичными проекты наших геополитических оппонентов.

Так, стала пустой мечтой идея пантюркистов о создании единой «тюркской дороги» от Тихого океана до Средиземного моря. Провалился замысел создать «альянс белого человека» из США, Евросоюза и России против азиатов и, прежде всего, Китая. Во внешнеполитической концепции РФ четко просматривается линия на укрепление интеграционных связей со странами Центральной Азии. Она, как представляется, учитывает исторические традиции и менталитет российского общества. «У африканеров и русских, — замечал лидер „Движения сопротивления африканеров“ из ЮАР Э. Тербланш, — много общего. И те и другие похожи на европейцев, но таковыми не являются».

Заострим внимание, что национальные проблемы смотрятся сегодня в РФ, по сравнению с Российской империей и Советским Союзом, по-другому. В империи русские составляли 47%, в СССР — 51%, то в РФ — 81%, а с учетом тех, у кого родной язык русский зашкаливает за 90%. По меркам Европы у нас мононациональное государство, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако в РФ проживает более 180 народов, есть автономии. С ними надо считаться. В РФ актуален не национальный вопрос как таковой, а, во-первых, проблемы региональной политики в отношении республик-субъектов Р. Ф. Они в привилегированном положении. Во-вторых, это миграционная политика в связи с наплывом гастарбайтеров. Они не российские граждане, а иностранцы. Ими должны заниматься МВД и МИД, поскольку это затрагивает наших соседей и приграничное сотрудничество. Все остальное — темы, связанные с развитием демократии и гражданского общества. Отметим, что юридическая основа для этого в РФ создана. Дело за соблюдением.

Иная картина в Казахстане. Здесь по переписи населения 2009 года казахов насчитывается 63,1%. Страна является многосоставной, а проблемы межнациональных отношений в таких условиях всегда будут оставаться актуальными. В 1990-е годы республику покинули по разным причинам сотни тысяч русскоязычных. Затем данный процесс заметно застопорился, но тенденция к сокращению славянского населения и его выезд сохраняется. В случае внедрения в практику государственного строительства концепции «Казак Ели» в ее радикальном прочтении и курсе на создание этнократического государства, традиционным дружеским отношениям между нашими народами может быть нанесен существенный урон. Они будут просто пребывать в ином измерении.

Дело в том, что русская культура, по определению академика Д. С. Лихачева, является культурой европейского типа. С гипотетической трансформацией Казахстана исключительно в «землю казахов», т. е. в мононациональное государство, в его культуре будут доминировать исламские ценности. Получится что-то наподобие второго Таджикистана, выходцев из которого российский обыватель ныне воспринимает как чужаков, с которыми в культурном плане нет ничего общего. Сама по себе подобная ситуация не пагубна для добрых межгосударственных отношений, и в параллельных мирах можно находить точки соприкосновения, как ни парадоксально это звучит. Интересно другое. Где вы видели пример осуществления так называемой западной демократии в чисто мусульманской стране на азиатском континенте? Увы! На ум приходят Турция, Иран, Туркмения, Афганистан и т. д. Выбирайте на свой вкус.

В процессе принятия политических решений следует учитывать две закономерности. С одной стороны, идет процесс глобализации и интернационализации, а значит и стирание национальных перегородок. С другой стороны, наблюдается развитие народов, обращение к своей истории и образу жизни. Собственно этот феномен и его противоречия с интернационализацией и создает в отдельных слоях общества националистические настроения. Задача политиков найти в двух тенденциях баланс интересов. В этом смысле стоит думать над тем, что на Западе называется «early warning system». Ее суть заключается в ориентации на косвенные признаки каких-либо грядущих изменений: что можно ожидать и к чему следует быть готовым. Другими словами, нужна сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения межнациональных и иных конфликтов. Помнить, что национальный вопрос — не главный, а подчиненный основному — вопросу о власти, т. е. кто правит, как и на какие силы и идеологию опирается.

В последнее время и в связи с вереницей «цветных революций» и угрозами беспорядков на этнической и религиозной почве в средствах массовой информации присутствует немало остросюжетных обзоров и мрачных сценариев развития политической обстановки в странах Центральной Азии. Не вызывает бурного возражения лишь тот фактор, что в прогнозах обычно отражаются не столько реалии, сколько надежды и опасения. «Строятся прогнозы, — замечал известный писатель и философ А. А. Зиновьев, — по тем же принципам, по которым гадают на кофейной гуще. На Западе прогнозами занимаются очень много, используя глобальные модели, колоссальные современные компьютерные системы. Но выводы такие же вздорные, как пророчества гадалок и шаманов. В общей форме можно сказать только одно: все тенденции будущего уже сложились».

В этом смысле любителям «большой шахматной игры» на просторах Евразии и недругам интеграции с Россией и изобретать ничего не надо. Технология организации майдана хорошо отработана. Точки опоры и спонсоры в лице своекорыстных и неподконтрольных власти и обществу олигархов в принципе известны и намечены. Остается только выбрать момент и спровоцировать массовые выступления под радикальными и экстремистскими лозунгами. Опыт и анализ происшедшего на Украине показывает, что от ультранационалистических заявлений и требований до образования в ответ «народных республик» и гражданской войны один шаг. Естественно, что подобное развитие предположительных событий в Казахстане кардинально дестабилизирует обстановку в макрорегионе и нанесет колоссальный удар по контактам с соседями. Барьер деструктивным элементам может поставить только взвешенная внутренняя политика и взаимовыгодная и углубляющаяся интеграция.

При рассмотрении значения создания «early warning system» для России, как и для других тоже, необходимо держать в уме и такое важное предостережение. При ухудшении экономической ситуации в стране и увеличении неэквивалентного обмена между Центром и Сибирью могут получить популярность и создать массу проблем идеи областничества и автономизации среди сибиряков, вплоть до реинкарнации лозунга «права части нации на самоопределение». Такой прецедент уже был в истории. В 1920 г. при его помощи аргументировалось образование Дальневосточной республики. Правда, тогда все контролировал ленинский ЦК партии большевиков, и вопрос о «красном» и «черном» буфере решился однозначно в пользу первого. Что будет при аналогичном варианте в будущем сказать невозможно.

Но однозначно надо говорить о громадной его опасности для территориальной целостности державы и политической стабильности по сравнению с националистическим настроениями отдельных представителей малых народов с их сказками о происхождении от шумеров. (См.: Белеков Д. Вступление // Сокровенное слово / А. О. Адаров. — Горно-Алтайск, 2005. — С. 3−5.) Иначе всю Сибирь и сопредельные регионы определенно затрясет. Как быть? Если кратко, то на пути подобных негативных сценариев и нежелательного развития ситуации политики и общество просто обязаны поставить непреодолимый шлагбаум в виде укрепления государственной власти на демократических началах, расширения общенационального рынка и усиления интеграционных связей.

Просмотров : 16985   Комментариев: 6

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 23 марта 2015 00:00

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ