« Ноябрь, 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Целостность Руси: новое прочтение

Святослав первый получил не скандинавское имя. Описка.

ярусский

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите пожалуйста причину конфликта

полина

Гагаузская модель решения межнационального конфликта

скажите причину конфликта

полина

Правда истории: вермахт, как и СС, массово убивал и насиловал

Для фашистского ублюдка вроде тебя, Сталин , конечно, хуже.

Сын Сталина

Северный морской путь не должен стать ареной конфликтов

Слава героям. Авжеж з Нiмеччини так добре бачити, що там на Пiвднi?

Igor

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Если бы было с чего сходить!

Роланд

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Весело там у вас)

Александр

В НАТО обеспокоены слухами о сокращении армии РФ

Мы прикалываемся, а те с ума сходят)

Александр

Владислав Гулевич: «Когда дело касается политических игр, то в Польше на все закрывают глаза!»

Кризис на Украине во многом является и порождением деятельности внешних сил, каждая из которых преследует свои собственные интересы. О том, какова позиция Польши, каковы ее планы в отношении соседнего государства, размышляет политолог Владислав Гулевич:

-- Как вы полагаете, можно ли сказать, что на протяжении двух последних десятилетий политика Польши по отношению к Украине была единой?

-- Я думаю, что всегда было одна и та же политика. Она могла колебаться в пределах нескольких градусов, но общий контур ее оставался неизменным. Польша всегда поддерживала идею украинской независимости. Нужно сказать, что сторонников этой идеи в Польше всегда было больше, чем на самой Украине. Ну, а после развала СССР этот курс был продолжен.

-- То есть, перемены в составе правительства Польши по итогам парламентских выборов особо ни на что в этом плане не влияли?

-- Курс проводился независимо от этого. Что-то менялось только тогда, когда Украина делала какие-то шаги навстречу России. Как только Украина прекращала такие шаги делать, так сразу же и прекращалась польская критика Украины.

-- Вы видите польский след в калейдоскопе событий на Украине, начиная с Майдана?

-- Конечно. Вспомните, как на Майдане выступал Ярослав Качиньский, лидер национал-клерикальной партии -- партии Право и Справедливость. Это самая националистическая партия в Польше, и она имеет серьезное влияние. Эта партия опирается на консервативные католические круги.

Но и до Майдана Польша поддерживала украинский национализм и националистические партии. Малоизвестный факт, но это действительно так: эти малоизвестные украинские организации имеют свои ячейки в Польше. Например, в Перемышле. А теперь вспомните, что именно кричал на Майдане Качиньский?! Он кричал лозунг: «Слава Украине! Героям слава!»,. Но мы же знаем, что это был бандеровский лозунг!

Сегодня Польша призывает Европу оказать военную помощь Киеву, оказать дипломатическую помощь. Думаю, что без активного участия Польши события на Украине могли бы развиваться в ином ключе.

-— Курс польских властей совершенно ясен, но как тогда в Польше реагируют на тему Волынской резни?

-- Вот это как раз и есть краеугольный камень! Но сначала замечу, что по моим оценкам около 30% поляков поддерживают Донбасс, хотя большинство, естественно, принимает сторону Киева. Прежде всего из-за массированной антироссийской пропаганды. И вот на этом фоне появляется тема Волынской резни, которая является одним из основных элементов польского патриотизма, польской исторической памяти.

Это была настоящая трагедия для Польши, но когда дело касается политических игр, то там очень легко сегодня закрывают глаза на то, что главными действующими силами на Украине являются как раз необандеровцы. Получается, что Польша входит с ними в сговор! Раз им это выгодно, то они сразу забывают о Волынской резне. Конечно, рядовые граждане этим возмущены, так как убеждены, что нельзя торговать историей страны и народа, кровью своих предков.

Такие политики, как лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош, тот же покойный Александр Музычко — идейные наследники тех, кто убивал поляков на Волыни. А другие украинские политики, которые по своим взглядам не являются необандеровцами, придерживаются этого же курса, исходя из конъюнктурных соображений. Это и Кличко, который в телевизионном эфире говорил, что украинские националисты в рядах вермахта боролись за свободу Украины. Это и Петр Порошенко, который сказал, что нужно гордиться желто-синим флагом, потому что под ним сражались герои ОУН-УПА. Сегодня украинский политический небосвод заставлен необандеровскими фигурами. Но Польша на это просто закрывает глаза.

И если в отношении России они проявляют чрезвычайную ранимость, стоит только коснуться какой-то исторической раны в российско-польских отношениях, то в отношении Украины Польша с готовностью закрывает глаза на любую тему. Это касается и участия украинских националистов в Волынской резне. Главное, чтобы это принесло им какие-то политические выгоды именно сегодня.

-— Польская политика однозначно направлена против федерализации Украины, против самостоятельности Юго-Востока страны?

-- Польше совершенно не нужна федерализация Украины. Тут все дело в том, что поляки считают своей главной проблемой в отношениях с Россией отсутствие стратегической глубины. Поэтому им нужна максимально большая независимая Украина. Чем больше Украина — тем дальше от них Россия. И, соответственно, по их мысли, они находятся в большей безопасности.

Кроме того, Украина как НЕ-Россия, как АНТИ — Россия по их представлениям врезается в тело российской государственности. Польша может оказывать влияние на правительство в Киеве, а Киев должен оказывать влияние на соседние российские регионы. Ведь Донбасс находится не так уж и далеко от Кавказа и Каспия. А Каспий сейчас привлекает внимание многих политических элит — и в США, и в Европе, и Ирана тоже. Поэтому, максимально большая Украина, которая максимально далеко врезается в тело России — это с геополитической точки зрения очень выгодно для Польши. Вот почему они не хотят ничего слышать ни о какой федерализации.

-— В смутное время всегда присутствует много идей, даже самых парадоксальных. В прессе появлялись сообщения о том, что Польша могла бы претендовать на территорию Западной Украины. Насколько это реально?

-- На официальном уровне такие вещи, конечно, не обсуждаются. И я думаю, случись такое, Польша на самом деле не так уж и была бы рада этому. Конечно, для поляков восточные территории — это колыбель польской культуры, очень важная страница польской истории, причем страница не сиюминутная, а многовековая. На обыденном уровне, конечно, присоединение этих земель — как бальзам на душу для поляка. Но как государство, Польша будет руководствоваться холодным расчетом: если бы такое присоединение состоялось, то ведь тогда Польша присоединила и тот самый необандеровский элемент…

-- Еще один вопрос часто задают применительно к сегодняшней Польше: почему именно она выступает главным проводником американской политики в Восточной (да и не только!) Европе?

-- Тут слились воедино и политические амбиции и черты польского национального характера. Польша себя позиционирует как жену Цезаря, которая, как известно, вне подозрений… Она опирается на США в надежде получить помощь для реализации своих экспансионистских замыслов. Стратегия эта сохраняется — пусть не в плане изменения государственных границ в сторону расширения, но в культурно-идеологическом плане — совершенно точно! И, разумеется, Польша имеет намерения полностью вовлечь в сферу своего влияния Киев.

Просмотров : 2399   Комментариев: 7

Автор: Владимир Кузменкин

Дата публикации : 06 октября 2014 01:00

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ