« Сентябрь, 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Референдум в ДНР, ЛНР, Херсоне и Запорожье: «Мы - Россия!»

частичная мобилизация = частичная ассимиляция азиатами

без_прав,ный

В старом Казахстане мы и так насмотрелись этого по самое не могу

То ли ещё будет

Равиль

НАТО качественно учёл ошибки Третьего рейха в войне с Россией

Бред

Евлампий

«Квартал-95» готовит новое кровавое шоу в Харьковской области

А кто тот пидар, который устроил перегруппировку? 

Иван

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

То, что я отметил, не видит только Соловьев и К!

Старый брюзга

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

ИМЯ..сестра

Alixe

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

Железные дороги и энергосистема Украины не разрушаются потому, что в них вложены огромные деньги российских олигархов!

Старый брюзга

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

nakazat trusow i predateli sdajuscihjsja w plen , ostawlajuscyh wragu matcast i bojepripasy , BPLA ,hibiny wwesti analog prikaza 227 udarit po lwow

cernosetinec

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

гнать офицеров надо из армии в "три шеи", допустивших такой бардак

ник

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

Все верно..Либо живем либо умираем.....

игораш

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

Про ТЯО - это перебор, п. 4 сделать п. 1, а в остальном полностью согласен.

Иван

Каждый 3-й солдат в наступлении ВСУ под Харьковом гражданин страны НАТО

Удивительная тупость и халатность ГШ! 

Чапаев.В.И

Украина. История предательства. Нация христопродавцев. Часть 3.

«Лакеи вечные Европы, её духовные рабы, вы извратили отчий опыт и предков предали гробы. А может не было УПА*, не расстреляли всю семью. Не растерзали стариков, детей не вешали в овраге.»

До ХХ века украинской державы не существовало. Не было и украинского языка, а были лишь несколько малороссийских наречий русского языка и жили все в согласии. Польские паны веками мордовали славянские племена, русинов, галицийцев, лемков, кашубов, втаптывая их в грязь. Реакцией на это стало образование в Галиции и других местностях Польши разбойничьих организаций, которые именовали себя украинцами.

К 1939 году они прославили себя исключительно массовым террором против поляков. Сам Степан Бандера в 1934 году за терроризм был приговорён польским судом к смертной казни, но помилован по просьбе германских властей, так как на него у них были большие планы.

Гитлер планировал создать два фашистских вассальных государства в Западных Украине и Белоруссии. Но Сталина, в отличие от современной российской власти, это совершенно не устраивало, и он не бегал как дурень со ступой, с «Минском 1,2,3»

17 сентября 1939 года Красная Армия начала свой Освободительный поход, забирая своё.

После нападения Германии на СССР бандеровцы подсуетились и попробовали создать Украинскую державу со столицей во Львове. Она должна была стать вассалом Третьего Рейха, иначе никак нельзя. Но Гитлер упиваясь своими победами и находясь в зените своего могущества не нуждался ни в белогвардейской России, ни в бандеровской Украине. Всех самостийников быстро разогнали. Но часть украинствующих фанатиков стала прислужниками фашистов. Они пошли служить в дивизию СС «Галичина», в многочисленные полицейские батальоны и иные немецкие формирования. Западная Украина немедленно попали под контроль бандеровцев.

Бандеровцы создали эдакое мини-государство, которое по уровню тоталитаризма несравнимо ни с Рейхом, ни с Советским Союзом. В сёлах ОУН* создало какой-то гибрид совхоза с колхозом. У них была жёсткая плановая система и железная дисциплина.

Основным и главным помощником в деле построения людоедского государства стала Униатская греко-католическая церковь. Так как церковная жизнь на Западной Украине, традиционно занимала и занимает совершенно особенное место.

В межвоенный период стали возникать формально независимые светские
институции культурной направленности, которые всё равно находились
под большим или меньшим контролем Греко-католической церкви. Сюда можно отнести общественно-культурные организации, политические партии и печатные органы.

Кроме глубокой религиозности, в той или иной мере свойственной жителям всего Западноукраинского региона, следует подчеркнуть, что их Греко-Католическая церковь сохраняла функцию главной хранительницы этнокультурных традиций в условиях преимущественно западнохристианского, окружения.

Греко-католическое духовенство, уже в силу своего образования, стояло выше собственной простонародной паствы. Это особенно заметно ощущалось на фоне православного духовенства, пытавшегося заниматься обращением населения в православную веру внутри униатской среды. Нередко духовные пастыри сами активно навязывали верующим свою точку зрения.

Основным очагом борьбы в предвоенные годы украинских сепаратистов за создание соборной Украины была Польша. Однако заметным влиянием Организации Украинских Националистов* было охвачено украинское население Чехословакии. Именно на её территории была предпринята первая попытка приступить к созданию самостоятельного украинского государства.

В условиях начавшегося в 1938 году расчленения фашистской Германией Чехословацкого государства, население Подкарпатской Руси, при активной поддержке греко-католической церкви, стали рассматривать её территорию как плацдарм для осуществления своих националистических замыслов.

Особую связь конфессионального и национального факторов применительно к греко-католической церкви демонстрировала довоенная Румыния. Перед румынской элитой вставала неотложная задача консолидации румынской нации и создание антисоветского подполья на территории Советского Союза.

При поддержке властей униаты несколько потеснили православную церковь в Румынии, к которому принадлежала основная масса населения страны, и оказывали давление на правящую элиту страны.

Нарастающее национально-сепаратистские настроения украинской диаспоры оказывали существенное влияние на ситуацию в многомиллионной Подкарпатской Руси. Так,  особую роль в становление Словацкой республики сыграла греко-католическая церковь, выступившая совместно с римско-католической церковью.

Но с осени 1939 года  самое сильное антисоветское, национал-сепаратистское движение, украинцев теперь оказалось на советской территории. Национал-сепаратистские и антисоветские настроения украинцев, многочисленные подпольно-террористические организации,  существовавшие на Волыни и в Галиции объединяла  политическая деятельность ОУН*.

А так же многочисленные прихожане и служители греко-католической церкви, её огромное морально-политическое влияние на население Западной Украины. Теперь становились колоссальной проблемой Москвы и Киева, к которой они оказались не готовы.

Хотя в Кремле безусловно понимали зловещую роль ОУН* и Униатской церкви, которую она могла сыграть на вновь присоединённых территориях Западной Украины. Тем более, что проведённая новой властью смена гражданства с польского на советское не повлияло на сформировавшиеся за сотни лет антипроваславное и русофобское настроение украинцев.

В Москве были частично осведомлены о связях униатского духовенства и лично митрополита Киевского и Галицкого, архиипископа Львовского и епископа Каменец-Подольского А. Шептицкого с украинским сепаратистским движением, лидерами ОУН* и с гитлеровской Германией. Отряды украинских националистов, готовившихся воевать на стороне Гитлера во время войны, состояли, в подавляющей большинстве, из украинских униатов. Православие они ненавидели всеми фибрами своей души.

Тем более, что появление на территории Украины духовно влиятельного, имеющего обширные контакты с политически враждебным движением и серьёзного конкурента в сфере общественного сознания было категорически не нужно руководству Советского Союза. Поэтому ситуацию на территории Западной Украины в предвоенные годы оно расценило как прямую угрозу новых территорий, а так же внутренней стабильности всей Украины в целом и территориальной целостности всего государства. Незамедлительно последовали жёсткие репрессивные меры.

Проведённые в 1939-1941 году, по приказу из Москвы, массовые аресты, депортации враждебных элементов на Западной Украине на время парализовали враждебную деятельность украинских, польских, антисоветских сил, включая подпольные структуры ОУН* и политически активное униатско-католическое духовенство.

Отбросив всякие разговоры о жестах доброй воли и о братском народе, органы НКВД в кратчайшие сроки основном разгромило украинское подполье и репрессировали 70 наиболее одиозных греко-католических священников. Тем самым пресекли униатам возможность распространить свое враждебное влияние на всю территорию Украины.

Началась подготовка к принудительному крещению украинцев-униатов в православие, так как последние своей фанатичной ненавистью и враждебностью не дали Советской власти выбора. Лишь только начало Великой Отечественной войны не позволило довести это мероприятие до логического конца.

История сотрудничества греко-католической церкви с бандеровскими карателями и немецкими фашистами на Западной Украине имеет давние корни. Еще в 30-х годах немецкая разведка Абвер установила контакты с лидерами запрещенной на территории РФ националистической организации ОУН-УПА*. Третий рейх финансировал украинских националистов, разместив их штаб-квартиру в Берлине и тренировал их боевиков.

Националисты Галичины поддерживали германских нацистов не только в силу своей идеологической общности с ними, но и в надежде создать с их помощью зависимое от Рейха украинское государство-сателлит, наподобие тех, которые возникли к этому времени в Хорватии и Словакии.

Большая часть святых отцов униатской греко-католической церкви Украины приветствовали Гитлера. А сама униатская церковь была привлечена немцами к пропагандистской работе среди местного населения. В воззваниях униатов и бандеровцев непрерывно звучало: «Ни куска хлеба москалям! Пусть подыхают приблуды! Пусть сдыхает ненасытная кацапня! Не будьте милосердны! К нам милосердия не было».

По их мнению, религия, которая сумеет углубить культурную пропасть, отделяющую их от России, с национально-политической точки зрения очень полезна, всякая другая, вредна. И с этой очки зрения унии, католицизму принадлежит первенство.

С началом Великой Отечественной войны украинские подразделения Абвера приняли активное участие в действиях на восточном фронте. 30 июня 1941 в город Львов вошли батальон "Нахтигаль" и части бандеровских легионеров. Это произошло за несколько часов до появления в городе первых германских соединений, что дало лидерам ОУН* определенную свободу действий, которой они не замедлили воспользоваться.

В тот же день было провозглашено создание "Краевого правительства" во главе с бандеровцем Ярославом Стецько. После этого лидеры националистов направились в кафедральный храм УГКЦ - собор святого Юра, где их принял митрополит А.Шептицкий, благословивший "правительство" Стецько и бандеровских боевиков.

Поддерживая действия бандеровцев, митрополит Андрей Шептицкий уже на следующий день после собрания обратился к народу с пастырским посланием.

"По воле Всемогущего и Всемилостивейшего Бога в Троице Единого началась новая эпоха в жизни Державной Соборной Самостийной Украины. были услышаны наши неустанные молитвы. Призываю украинцев к проявлению благодарности Всевышнему, верности Его Церкви и послушанию Власти. Дело начатое во Имя Божие и с Божией благодатью будет доведено до успешного конца.

Украинский Народ должен в эти исторические минуты показать, что имеет достаточно чувства авторитета, солидарности и жизненной силы, чтобы заслужить такое же положение среди народов Европы, в котором мог бы развить все Богом данные ему силы. Солидарностью, добросовестным исполнением обязанностей докажите, что Вы созрели к Державной Жизни. Победоносную Немецкую Армию приветствуем как освободительницу от врага. Установленной власти отдаем должное послушание.»

В то время как каратели из "Нахтигаля" и бандеровские легионеры, которых "духовно окормляли" униатские священники, по подготовленному ОУНовцами списку провели во Львове массовые расправы над гражданским населением.

В первую очередь уничтожали представителей польской интеллигенции, советских властей, коммунистов и евреев. С 1 по 6 июля было расстреляно и повешено, по разным оценкам до 5 тысяч человек, в том числе свыше 70 академиков, профессоров Львовского университета и других видных деятелей науки и культуры польского и еврейского происхождения.

Эти преступные действия националистов свидетельствуют о совпадении интересов руководства Украинской греко-католической церкви и фашистчкой Германии в отношении не только Украины, но и всего Советского Союза. Для украинского руководства Униатской церкви, наплевавших на страдание которое принесли на нашу землю немецко-фашистские войска, нападение на СССР стало настоящим праздником. Её иерархи на полном серьёзе считали людоедов-немцев своими спасителями и связывали с ними будущее Украины.

В планы униата Шептицкого и его ближайших сподвижников входило объединение церквей, а так же расширение греко-католической церкви не только на всю Украину, но и на всю Россию. Тем более, что этот замысел был напрямую одобрен Римско-католической церковью, а так же и самим папой Пием XII. Они были готовы на всё для уничтожения большевизма и русского населения.

Украинские униаты при поддержки немецких властей активно проводили на территории Украины насильственное обращение население в греко-католиков, что и удавалось с успехом. При том, что папа активно поддерживал и поощрял притязание украинских униатов на все христианские конфессии Советского Союза.

Но служба униатов нацистам не принесла ожидаемых дивидендов. Когда Красная армия погнала прочь фашистов, Шептицкий, по старой западенской традиции, быстренько переобулся в воздухе, срочно выслал такую же верноподданническую телеграмму Сталину.

Словно флюгер, этот «святой отец» чуял, в какую сторону клонится победа. И старался быть вместе с победителями, на всякий случай спасая евреев от истребления. Хотя до последнего своего вздоха он продолжал гадить России и православным украинцам, оставаясь в душе фашистским холуем и продажным иудой.

После того как Красная армия, разгромив германские войска,  освободила территорию Советского Союза и погнала их остатки на запад, то казалось, что на многострадальную землю Украины должен прийти покой и умиротворение. Однако этого не случилось.

С восстановлением советской власти на Западной Украине, УПА* при активной поддержки Униатской церкви начала вести ожесточённую борьбу с Советами.Она вела крупномасштабные боевые действия против советских войск и НКВД. Но затем, вследствие тяжёлых потерь, постепенно перевела действия в партизанскую фазу. Поддержку националистам оказывали западные спецслужбы, ЦРУ и МИ-6, в рамках операции «Аэродинамик».

После окончания Великой Отечественной войны перед советским руководством встала острая проблема закрепления советского влияния в восточно-европейских странах. В его стратегию входило и преодоление влияния в них Римского папы, занимавшего после войны резко антикоммунистические позиции. В связи с этим выстраивалась и судьба православных монастырей в связи с уничтожением Униатской Церкви, так или иначе связанной с пронацистскими националистическими организациями.

Антикатолические планы стали созревать у И. В. Сталина ещё в конце 1944 года и впервые были опробованы на Поместном Соборе 1945 году. Формально не запрещенное существование в СССР церкви, которая напрямую была связана с Ватиканом и пронацистскими националистическими организациями, при этом оказывала мощное негативное влияние на взгляды основной части населения Западной Украины, не могло его не беспоитью

В тоже время, сильное влияние на вождя в этом вопросе оказывала не только необходимость устранения влияния Ватикана, но и сама подлючая пронацистская ориентация униатов, несовместимая в это время ни с общей линией государственной политики, ни с идеологией партии.

Тем более, что проблема ненормальности положения, при котором в СССР существовала организация, прочно связанная с националистическими группами и прежде всего с Организацией Украинских националистов*,  ведущих вооружённую борьбу, ясно осознавалась Советской властью.

Отправной точкой в этом важном вопросе стал демонстративный отказ представителей Униатской церкви прекратить поддержку Организации Украинских националистов*, отряды которой к тому времени оставались в тылу советских войск и вели кровавый террор против населения и армии. Невозможность существования как Униатской церкви в целом, так и вооруженных формирований Украинской повстанческой армии* националистов, в частности, явилась той основной причиной, которая привела к ликвидации этой враждебной православию и Советской власти религиозной организации.

Тем более, что внутри самой Униатской церкви разгорелась борьба между сторонниками и противниками воссоединения с Православной Церковью, или теми, кто вновь был готов переобуться в воздухе, в очередной раз совершив предательство, принять православие.

Потому что они меняли религию не от осознания преступности действий ОУН* и людоедского поведения фашистской Германии, а исключительно для собственного комфорта. Потому что без искреннего покаяния показное посыпание головы пеплом остаётся лишь ритуалом.

В этом важном вопросе Русская Православная церковь Московского Патриархата осознанно отошла на второй план, указывая государству, что речь идёт и о свободе духовного, церковно-юрисдикционного выбора верующего человека, и о разрешении церковно-исторической проблемы. Патриарх отчетливо понимал, что в условиях конца войны и первых послевоенных лет тяжесть её разрешения падет на государство, которое к тому же отдаёт предпочтение политико-силовым методам.

Практические шаги «наступления» на католицизм в СССР по ликвидации униатства и в борьбе с Ватиканом правительство начало предпринимать с весны 1945 года, когда были рассмотрены, обсуждены и одобрены лично И. В. Сталиным предложенные Советами по делам религиозных культов и по делам Русской Православной Церкви, инициативы.

Последующие решения о судьбе Греко-католической церкви, принятые в Москве, в Западной Украине трансформировалось в конкретные репрессивные и административно-запретительные меры. Причем в процессе фактической ликвидации государственными мерами Униатской церкви в СССР пришлось сыграть свою роль и православным обителям.

После того как митрополит Иосиф (Слипый) отказался от сделанного ему властями предложения самоликвидировать Униатскую церковь, в течение апреля-мая 1945 года по обвинению в активной издательской и пособнической деятельности в период немецко-фашистской оккупации, он и правящие епископы, а так же ряд священников были арестованы.

Теперь никаких шансов к сохранению прежнего положения у униатов в дальнейшем не было, поскольку на последовавшее предложение от военных структур СССР отказаться от идеологической позиции они ответили отказом. Немногим дольше длился процесс присоединения Униатской церкви в Закарпатье. Его активная фаза, ставшая одновременно завершающим этапом, наступила в 1948 году, затронув не только духовенство, но и монашествующих.

На охлаждение государственно-церковных отношений в это время определяющее влияние оказал внешнеполитический фактор.

Со второй половины 1946 года практически по всем направлениям внешнеполитической работы Московской Патриархии обозначились проблемы и осложнения, вызванные вынужденной политизацией её деятельности. Крушение надежд И. В. Сталина в 1948 году по созданию «Православного Ватикана» не могло не сказаться на отношении власти к Церкви.

Однако охлаждение правительства к церковному вопросу передавалось и областным руководителям, долгое время под различными предлогами стремящимся сократить число монастырей в своих регионах. Так как санкционируя закрытие обителей, представители Советской власти понимали, что местному населению потребуется длительное время, чтобы привыкнуть к отсутствию центров духовной жизни.

Стремясь минимизировать возможные негативные последствия после их закрытия уполномоченный УССР предложил немедленно восстановить при монастырских храме приходские общины и назначить туда священника.

Таким образом, власть, не входя в противоречие с принятыми ей же нормативно-правовыми актами о Русской Православной Церкви, успешно осуществляла политику ее ослабления, сокращения количества храмов и монастырей, в первую очередь ослабляя их экономику изъятием под благовидными предлогами, а иногда и вовсе без объяснений, земельных участков у тех обителей, для которых они являлись основой существования и материальной базы. Этим монастыри лишались всяческого дохода и в большинстве случаев были вынуждены либо закрываться, либо испытывать крайние формы бедности.

Несмотря на это, подавляющее большинство приходского духовенства и верующих Украинской Греко-католической Церкви после Львовского Собора 1946 года перешло в юрисдикцию православного Московского Патриархата.

Тем не менее, на Западной Украине вплоть до конца 1980 годов продолжали нелегально действовать греко-католические приходы, окормляемые тайно рукоположенными епископами и священниками, и даже существовали подпольная семинария и монашеские общины.

Читайте нас в Telegram

Просмотров : 1201   Комментариев: 0

Автор: Dinol

Дата публикации : 11 августа 2022 00:00

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ