« Июль, 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
1 2 3 4 5 6 7
ПОСЛЕДНИE КОММЕНТАРИИ

Япония готовит наёмников для войны на Украине

Китайцы их просто сомнут

Игорь

Принцип «клин клином вышибают» в международной политике

Даже маленькая Корея реально смогла остановить гегемона, а что Россия - слабее!?

Владимир

Почему Запад так бьётся за украинский чернозём

Точно так как

Олег

Когда сдержанность России воспринимается как слабость

Слава героям.

Тарас Лепездрюченко младший

Япония готовит наёмников для войны на Украине

Однозначно. Только самураев нам и не хватало.

Саныч

Япония готовит наёмников для войны на Украине

Приказ вашингтонского обкома!

Александр

В Латвии заподозрили журналистов «Медузы» и «Дождя» в работе на спецслужбы РФ

Если экскрименты не надо убирать, а они сами убегают куда-то, то зачем им мешать?

Иван

Детективная история о специальной военной операции

Просто дурак.

Серж

Детективная история о специальной военной операции

Геополитика по Бжезинскому https://proza.ru/2014/06/15/960

Иван

Детективная история о специальной военной операции

Геополитика по Бжезинскому https://proza.ru/2014/06/15/960

Иван

Украина. История предательства. Нация христопродавцев. Часть II

###

На Украине церковь, больше чем религия, это признак цивилизационной идентификации. Католики и униаты, свидетельство влияния Европы, раскольники и продажные самосвяты, объединённые в ПЦУ, клиенты Константинополя и Вашингтона.

Приверженцы этих культов и украинские власти, опирающиеся на те же центры мировой политики, считают православных соотечественников врагами и агентами влияния Москвы.В безумной злобе ими были разрушены более 80 храмов, постоянно происходит гибель священнослужителей, монахов и верующих в восточных областях Украины.

Церковный раскол по своей сути стал вторым фронтом гражданской войны, продолжавшейся на земле Украины вот уже 8 лет.

Последний пример этого безумия стал случай в Святогорской лавре 30 мая, где от обстрела одуревших от злобы бандеровцов, пострадали два корпуса, погибли благочинный архимандрит Галактион, монах Аристоклий, монахиня Варвара. Ранены иеромонахи Иоасаф и Амфилохий, а также иеродиакон Алипий.

После начала СВО большинство иерархий УПЦ МП  требовали созвать Архиерейский и Поместный соборы. Собрание верующих стремительно переросло в Поместный собор, который должен был принять решение о выходе УПЦ из Московского патриархата.

Необходимые для его легитимности процедуры, Архиерейский собор и заседание Священного синода, были соблюдены. Большинство участников как совещания, так и Собора, высказывались против отделения от Московской патриархии, тем самым сохраняя приверженность к истинной вере предков.

Речь Посполита до 1573 года была тем местом в Европе где находили своё убежище различные радикальные религиозные секты со всего континента, бегущие от преследования христианских держав. Но религиозная толерантность процветала в Польше лишь до смерти короля Сигизмунда Августа, после чего реакционная католическая церковь начала агрессивную контрреформацию.

Интересы Рима и правящих кругов Польши совпали, уния была направлена на ослабление, ставшего оплотом православия, Российского государства. В растущем Российском государстве и польская аристократия видела своего противника в борьбе за земли Киевской Руси. Так как само существование Польши начинает принимать угрожающий характер, поэтому единственное спасение она видела в захвате земель бывшей Киевское Руси.

В далёком 1569 году Люблинская Уния завершила процесс формирования единой Польско-Литовской державы. Видный религиозный деятель Польши Пётр Скарга предложил объединить обе церкви под одним римско-католическим крылом.

Такая риторика стала популярна среди польской и шляхты и ополяченного русского боярства, мечтавшего о равноправном отношение с польской властью. Тем более, что она основывалась на теории схизматического происхождения православной религии. Дискредитируя её в глазах населения тем, что польские короли отдавали духовные саны некомпетентным лицам из числа русских, к тому же основательно погрязших в смертных грехах.

Польские власти считая православную церковь своим смертным врагом, с помощью иезуитов быстро искоренило процветавшее в Литве православие и заставила большую часть литовско-русской шляхты совершить грехопадение и перейти в католическую религию. При этом никто из них не страдал муками совести и не начал борьбу за право молится по православным канонам.

Так как множество недавних православных подданных Великого княжества Литовского отказались проданными с потрохами польской короне. Для них это означало неминуемое изменение правил игры, поскольку римская церковь не собиралась терпеть «схизматиков» под скипетром польского короля.

В результате решений Брестского католического собора 1596 года, утвержденных королем Речи Посполитой, Православная Церковь утратила статус «терпимой» конфессии при господствовавшей в государстве Католической Церкви и была отнесена к «нетерпимым» вероисповеданиям.

К середине XVI века православная церковь уже не воспринималась большинством украинского населения как единственный актив, в который стоило инвестировать время и силы, а потому пребывала не в лучшем состоянии. Тем более, что православная церковь сохраняя все свои обряды переподчинялась Папе Римскому.

К тому же подготовка унии Киевской митрополии с Римом началась по инициативе православных епископов не смотря на недовольство большей части православного населения. А сама уния была провозглашена в Риме совсем не на тех условиях каким предполагалось православным духовенством.

Навязанная православным Речи Посполитой  уния 1596 года  встретила неприятие самых авторитетных православных деятелей польской Украины. Они отвергали переход  под римскую юрисдикцию без их на то санкции, а короля и правящее сословие Польши они упрекали в нарушении условий Варшавской конфедерации 1573 года, согласно которым в королевстве и княжестве гарантировалась свобода вероисповедания.

Но поддержка унии со стороны королевской власти и Рима стало решающим фактором в поддержки осуществлённого унионного проекта. Хотя королевский двор в отличие от правительства и большинства польского населения отчётливо понимал какими опасностями грозит в будущем конфронтация с православным населением, часть которого не отказалась от своей веры и готова идти до конца.

В то время как в роли внешнего субъекта канонической и политической защиты религиозных прав духовенства и мирян православной Киевской митрополии выступила Греческая церковь, находившаяся под властью турецкого султана.

Но польский король и правящая элита считали, что Османская империя, отношения с которой скатывались только в сторону ухудшения, обязательно попытаются по эксплуатировать больную для Польши тему церковного раскола, инициировав возвращение православной церкви части ранее отобранного имущества.

При этом мощным аргументом поляков было обвинение православных в сотрудничестве с Константинопольским патриархатом, что фактически означало духовную зависимость от людей, находящихся под колпаком султана-мусульманина, главного врага христианства.

Но по мере сближения Польши и Литвы участились случаи, инициированные польской католической церковью, захвата активов прихожан и земель православной церкви. На Украине началось противостояние между сторонниками и противниками унии. Периодически превращавшееся в кровавые столкновения между сторонниками православной веры с католиками и их прихвостнями униатами.

К сожалению для православных, у католиков это получалось лучше, так как в процессе отъема земель у крестьян, таки у православных монастырей, активно участвовала шляхта при активной поддержки государства.Так сторонники львовского католического епископа Станислава Сломовского, при помощи «иуды» Ивана Осталовского, пытались вооруженным путем захватить собор и епископство у православного епископа Гедеона.

Многочисленные украинские крестьяне и немногочисленная часть украинские горожане,  постоянно страдая от шляхетского беспредела и введение латинского контроля над церковью, небезосновательно воспринимала это как закрепление их подчинения полякам.

9bc7334ukrainskarodinapymonenko4_.jpg

На Украине началась скрытая религиозная война между сторонниками и противниками унии,  поощряемая польскими властями. Впрочем, она периодически превращалась в горячую, где сторонники обеих партий прибегали к жестокому насилию и, к большому сожалению для православных, у католиков это получалось лучше, так как правящая элита русской нации, в том числе и покровители русской церкви, банально предала свой народ, массово переходя на сторону поляков.

В те времена, основным центром православия в Речи Посполитой стало войско Запорожское, где невежественные, буйные и свободолюбивые казаки никогда не предавали православную религию предков и вели ожесточённую борьбу против католического засилья.

13920957_bc6cd07d_2020_07_18_07_07_31_UTC.jpg

В условиях давления внутри Польши «неуниатское» православное духовенство с 1620 года всё чаще обращается за помощью к правителям Московского государства. Которое пережило смутное время и вышвырнуло прочь со своей земли польских интервентов.

Однако вес Москвы и её возможности тогда были не так велики и весьма ограниченными.

Впрочем, в исключительно тяжелых условиях того времени это помогло укрепить позиции Москвы среди православных Украины и сформировать «промосковскую» партию среди украинского духовенства, которая рассматривала переход Украины в русское подданство как гарантию своих прав и привилегий.

В то время как поляки дали своё формальное разрешение на разделение Православной церкви в королевстве на униатскую и константинопольскую, что, впрочем, не ослабило напора шляхты и католического духовенства по части продвижения унии.

При этом  уния не пользовалась чрезмерной популярностью среди русского народа.Так как многочисленные украинские крестьяне и немногочисленные украинские горожане постоянно страдали от шляхетского беспредела и введение установление латинского контроля над церковью небезосновательно воспринимали как закрепление их подчинения полякам.

Но  тяжёлое  религиозное противостояние в Украине крайне обострило вражду в русских землях православных и униатов, вплоть до кровопролития. А это приводило к угрозе возникновение восстания угнетённого русского народа против польского оккупационного режима.

Стремясь ослабить напор религиозного противостояния на исконно русских землях, король Владислав в 1633 году издаёт указ о признание законности православной церкви, а так же свободы веры на территории Речи Посполитой и передачи конфискованных монастырей и монастырских земель, что, впрочем, не ослабило напора шляхты и католического духовенства по части продвижения унии среди православного населения.

Но вызванный унией церковный раскол в Киевской митрополии приобретал катастрофические последствия, особенно на Западной Украине. Православное население вновь подверглись притеснениям на территории Речи Посполитой, приведшим к широкому распространению униатства. А Киевская митрополия стала униатской, поскольку к Унии присоединился сам митрополит Михаил Рогоза.

Под влиянием польской шляхты, получившей обширные земельные владения, и ввиду его особого стратегического положения, теперь общие законы по вопросам вероисповедания не действовали. Православные продолжали терпеть религиозное угнетение, находясь на нелегальном положении.

После того, как в результате русско-польской войны 1654-1667 годов, Левобережная Гетманщина и Киев отошли Русскому государству,  позиции православных на землях, оставшихся в составе Речи Посполитой, пошатнулись. И тотчас после этого та часть исповедующих православие, которая не приняла нового положения дел, в одночасье превратилась в гонимых и преследуемых.

Тем более, что решение,  принятое иерархами Украинское греко-католической церкви, поддержали далеко не все верующие. В конце XVII — начале XVIII веков православные епархии Правобережной Малороссии, во главе которых находились ставленники иезуитов, начали переходить в униатство. Часть священников не отважились открыто выступить против епископа, однако верующие отказались перейти в униатство. Тогда польские власти вызвали отряд польских войск и вооружённой силой, издевательствами и пытками обратили непослушных в униатство.

Насильственное утверждении унии фактически разделило западнорусскую церковь на две части: на униатскую церковь и православную церковь, в то время как уния сеяла раздор и этим порождала раздражение. Она придала религиозный характер политическим и социальным разногласиям. А православие пытались сделать признаком низшего, зависимого положения, и оно приобрело в Польше характер холопской веры. Возник подспудно тлеющий конфликт, который время от времени выливался в переход греко-католиков обратно в православие. Ситуация превращалась в абсурд.

Уния стала, по сути, началом великого переворота в умственной и общественной жизни южной и западной Руси. Переворот этот имел важнейшее значение в русской истории по силе того влияния, какое он последовательно оказал на умственное развитие всего русского мира. Вся территория современной Западной Украины попала в духовный плен римских первосвященников.

Польская знать и католическое духовенство рассматривало униатсво, как переходную ступень к католичеству, и поддерживать материально предназначенную к отмиранию враждебную конфессию, не видело смысла. Все униаты, согласно замыслу иезуитов, должны были перейти в католичество.

Поляки всячески старались вытравить из памяти народа память о Руси. В польской письменной традиции все чаще фигурирует понятие «Украина» вместо «Руси». Данное название не было официальным, однако было широко распространено среди польской шляхты и, таким образом, начало проникать в сферу хозяйства.

Православные, оставшиеся верными православию, подверглись гонению: православные церкви запирались; в селах паны отдавали их на откуп алчным жидам, так что крестьянин, чтоб крестить ребенка или похоронить мертвого, должен был прежде идти к еврею, который за деньги отпирал ему церковь, их бросали в тюрьмы, подвергали издевательствам, сдавали властям как бунтовщиков православных священников, оскверняли православные святыни, избивали верующих.

Всё это делалось руками продажных униатов, люто ненавидящих русских. Коими они себя уже не считали да и особенно не старались этого скрывать. Большая часть церквей и монастырей на Правобережье было постыдно разграблено, над живыми пролилась кровь, над мёртвыми свершались зверские поругания, были запрещены строение церквей, собрания на богомолье, погребение и другие христианские обряды.

При разделе Польши в конце XVIII столетия Галицкое Русское княжество досталось Австрии. К этому времени от русского населения остался только лишенный грамоты крестьянин, закрепощенный польскими панами, и униатскими священниками.

В начале XVIII века оккупационная польская власть практически уничтожила 700-летнее православие на землях Галицкой Руси, предложив вместо него узнаваемый по форме, но полностью изменённый по содержанию эрзац, который местному населению было предложено считать чем-то своим родным.

Галиция первая из древних русских земель отступила от православия и приняла в унию, что привело к смене цивилизационных основ населения этого края. Поляками было воспитано несколько генераций нового униатского духовенства в сепаратистском и русофобском «украинском духе», которые затем, прививали этот дух новым поколениям в галицких гимназиях и начальных школах. По большому счету униатская Церковь задумывалась лишь как переходной проект от православия к полному «окатоличиванию» населения.

Уния посеяла раздор и этим порождала раздражение. Более того, она придала религиозный характер социальным разногласиям среди населения. Фактически униаты, порожденные Брестской унией, были использованы поляками для формирования в Галичине нового отдельного народа со своей духовностью и культурной традицией, которые на протяжение веков должны были нести в Украину свои убогие взгляды и ядовитую мораль.

Многие галичане очень любят хвастаться перед остальными жителями Украины тем, что якобы они хранители исконного украинского языка, культуры и религии. Однако при ближайшем рассмотрении этот тезис разваливается, как карточный домик. Подавляющее большинство того, что в Галичине принято рассматривать как «своё», на самом деле является всего лишь навязанного «наследием» 700 летнего польско-австрийского ярма.

Как можно в таких условиях говорить о сохранении языка и культуры, если галичане сдали даже то, за что держатся до последнего все оккупированные народы. А именно, религию. Современные западенцы верят совсем не в то и не так, во что верили в Древней Руси, Галицко-Волынском княжестве и Великом Княжестве Литовском их предки.

0zWKeqejvcro2v5gC7n.jpeg

После трёх разделов убогой Речи Посполитой территория современной Галиции оказалась в руках австрийских Габсбургов, которые, в отличие от поляков, проводили более тонкую национальную политику в своей «лоскутной империи» и чётко координировали действия с Ватиканом. Это обязывало так делать  в условиях надвигающей войны с Россией.

Когда в начале 1888 года война России с Австрией казалась неминуемой,  бывший немецкий посол в Петербурге канцлер Бисмарк следующим образом оценивал украинский вопрос: чтобы удержать равновесие и мир в Европе, необходимо создать независимую Украину. Отрыв Украины был бы самой тяжёлой ампутацией для России, потому что это два братских народа.

А папа Лев XIII решил использовать её для расширения сферы влияния и укрепления униатской церкви. С этой целью он поднял вопрос о создании греко-католического патриархата во Львове и поручил Конгрегации по пропаганде веры разработать план этого нововведения. А так же найти человека, способного осуществить начертанную Ватиканом программу действий на Российской территории.

Выбор пал на Шептицклшл. В их роду уже были выдающиеся униатские деятели. Львовский епископ Афанасий Шептицкий в 1729 году был униатским киевским митрополитом, позднее митрополитом униатской церкви был Лев Шептицкий. Они же основательно потрудились над формированием мировоззрения Романа Шептицкого.

С большим рвением участвовал Роман Шептицкий в работе собора униатской церкви, созванного во Львове митрополитом Сембратовичем в 1891 году. Собор призвал униатское духовенство к широкому наступлению на все враждебные униатской церкви течения, особенно православия.

Новоявленный лидер униатов прекрасно понимал, для какой цели он посажен на митрополичий престол. Граф Шептицкий начал свою деятельность главы униатской церкви, прежде всего, как дипломат и проповедник, считая своей первоочередной задачей разработку новой тактики утверждённого Папой программы действия.

Новая тактика базировалась на развертывании сепаратистского движения среди малороссов и белорусов, внушении им идеи об их этнической отдельности от русских и вековой ненависти к «москалям». Только при этом условии, полагали униаты, можно будет рассчитывать на успех в окатоличивании Юго-западной России и отделение от Великороссии.

По всей Галиции по всякому поводу звучали речи Шептицкого, епископов, священников и монахов, призывавших к походу против «погибающей в православной ереси» России. Активно прививая мысль среди местного населения об исторической миссии Галиции как центра «национально-государственного и церковного возрождения Украины». И это всё прекрасно ложилось на подготовленную почву.

В преддверии Первой мировой войны в столице Австро-Венгерской империи происходило тайное совещание, которое «решало судьбу Украины». Проводил его министр иностранных дел граф Бертхольд. На совещание пригласили в качестве «представителя» Украины митрополита Андрея Шептицкого.

По предложению австрийского генштаба, согласованному с Германией, совещание утвердило план действий по «украинскому вопросу». Предусматривалось создание так называемой «Главной украинской рады», «Союза освобождения Украины», специальных украинских частей в австрийской армии под названием «Украинские сичевые стрельцы».

В то время как Униатская церковь возложила на наиболее надежных священников выполнение задач весьма далеких от служения богу. Все эти пропагандисты и шпионы стали заполонили западные территории Российской империи, став заводить знакомства среди солдат и офицеров русской армии и всячески разлагать боевые части. Втираясь в доверие к воинам, они собирали сведения о настроении армии, политическом положении в России, а также проводили военно-разведывательную информацию среди католического населения.

В 1917 году по указанию Центральной рады была разрешена деятельность генерального викария униатов в Киеве, дано разрешение па организацию униатских парафий в Одессе, Екатеринославе, Виннице, Каменец-Подольске. Одновременно Шептицкий посылает на имя австрийского министра иностранных дел секретную информацию о положении в России.

Временное правительство России, не понимая происходящих в стране событий, с сочувствием отнеслось к большой и разумной акции католической и униатской церкви, способствовавшей борьбе с экстремистскими элементами, легализировав греко-католическую церковь в России. Тем самым они оказывали поддержку украинским националистам,  ненавидящим русских, поддерживая контакты с центром мирового католицизма.

В период между двумя мировыми войнами униаты активно и быстро развивается в Западной Украине, но в 1939 году, после прихода советских войск и установления коммунистического режима на территории Западной Украины, греко-католическая церковь стала объектом пристального внимания НКВД. В то время НКВД открыто не препятствовал её деятельности при условии, что она не будет проводить антисоветской агитации. Они слёзно клялись, что выполнят все свои обязательства.

С воссоединением в сентябре 1939 года западных украинских земель с УССР и СССР приобрел актуальность вопрос и о воссоединении греко-католической церкви западных областей Украины с Православной Церковью. Но эта идея не нашла большого отклика среди местного населения, настроенного против Советской власти, да и России в целом, и была заблокирована на местах западенцами.

22 июня 1941 года униатам показалось, что пришло их время и сбывается совершенно безумная мечта о полном господстве на Украине. Они,  отбросив всё человеческое показали всему миру, на что способны эти дикие животные, ставшие людоедами.

Сначала это испытали на себе евреи, к своему несчастью проживавшие на территории Западной Украины, И что самое пикантное в этом вопросе, это то, что поляки приняли самое активное участие в этой безумной оргии. А потом пришла очередь спесивых пшеков, попавших через несколько дней после еврейских погромов под удары нажравшихся еврейской крови щирых украинцев. Но это было только началом.

Люди продавшие свою веру, свой язык и культуру стали нареканием в мире как самые кровожадные упыри, бандеровцы. Что даже немецкие людоеды брезговали с ними иметь дело.

Читайте также:

Украина, история предательства. Нация христопродавцев.Часть I

Читайте нас в Telegram

Просмотров : 1095   Комментариев: 2

Автор: Dinol

Дата публикации : 29 июля 2022 22:15

Источник: The world and we

Комментарии

НАШ КАНАЛ В ДЗЕНЕ